Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Свечение зрачков в темноте у детей должно насторожить родителей и участкового педиатра, убеждена Светлана Варфоломеева, директор НИИ детской онкологии и гематологии в Национальном медицинском исследовательского центре онкологии им. Н.Н. Блохина. Доктор медицинских наук рассказала в интервью Федеральному агентству новостей, что так называемый синдром кошачьего глаза является одним из основных проявлений рака глазной сетчатки. 

По мнению Светланы Варфоломеевой, наиболее часто встречающиеся признаки онкологических заболеваний у детей совсем несложно запомнить любому родителю и тем более важно знать каждому участковому педиатру. 

«В отношении детей есть очень простая, выпущенная ВОЗ, листовка: есть много вариантов ее перевода, но в целом она совсем несложная. Самое главное в этом вопросе — формирование доверия между врачом и пациентом. Ведь когда ребенок заболевает, родитель, как правило, идет к участковому педиатру», — рассказала Светлана Варфоломеева в интервью ФАН. 

По словам медика, важно, чтобы врач смог грамотно провести опрос родителей и осмотреть ребенка. 

«Основное, с чем мы рекомендуем обращаться, — это непонятное ухудшение состояния здоровья ребенка. И дальше врач формирует тот набор вопросов, которые связаны с выраженностью тех или иных симптомов, вызывающих настороженность в отношении рака», — пояснила врач. 

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Первый симптом, который насторожит грамотного педиатра, — потеря ребенком массы тела в течение нескольких последних месяцев. Вторым опасным сигналом могут быть болевые ощущения. 

«Особенно нас интересует болевой синдром в области суставов и трубчатых костей. Это может быть связано как с развитием костных и мягкотканных сарком, так и с производством большого количества бластных опухолевых клеток при лимфобластном или миелобластном лейкозе, например», — рассказала профессор. 

Появление рвоты по утрам на фоне головной боли или без нее может сигнализировать о появлении и развитии у ребенка опухоли мозга. 

«Обычно ребенка рвет утром, когда он просыпается, чаще всего на фоне головной боли или — если ребенок маленький — на фоне увеличения размеров головы», — добавила собеседница ФАН.

Еще одним поводом насторожиться для родителей и педиатра должны стать длительные, повторяющиеся, не локализованные в конкретном месте и не связанные с приемом пищи боли в области живота. 

«Болевой абдоминальный синдром — самая частая жалоба у ребенка. Очень часто маме сложно без внимательного расспроса грамотного врача понять, почему он болит. Потому что для этого есть миллион причин», — отметила врач. 

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

По словам руководителя НИИ детской онкологии и гематологии, они проводят специальное обучение участковых педиатров, чтобы они могли грамотно расспросить родителей и сделать выводы даже при такой, казалось бы, обыденной жалобе, как боли в животе. 

«Участковый педиатр должен принять правильное решение о том, что делать дальше. Нужно сделать ребенку гастроскопию, нужно оставить его в покое или отправить его к психологу, потому что это психосоматика, или ребенку надо делать УЗИ, потому что мы можем предположить наличие какого-то дополнительного образования», — добавила Варфоломеева. 

Другой очевидный признак, который может оказаться проявлением опухоли, — это наличие любого объемного образования на теле ребенка.

«Самый частый симптом описан еще в старых учебниках: обычно нарисован стоящий в тазу младенец с поднятой вверх рукой, которого моет мама — она проводит по передней брюшной стенке, по животику, и пальпирует крупное образование. Так чаще всего выглядит запущенная стадия опухоли почки», — рассказала онколог. 

Еще одним симптомом, который может свидетельствовать не только о злокачественных опухолях, но и в целом об опасных для здоровья ребенка состояниях, является так называемый геморрагический синдром. В этом случае на теле пациента появляются множественные синяки или сыпь, особенно в местах сдавливания, например в зоне ношения ремня. 

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

При этом директор НИИ детской онкологии и гематологии отметила, что часто ребенок поступает в стационар на скорой помощи, когда симптомы заболевания уже проявляются интенсивно и значительно ухудшают общее состояние.

В подавляющем большинстве случаев, по мнению врача, это вызвано не тем, что родители не заметили подозрительных изменений, а тем, что вовремя не были проведены необходимые осмотры и обследования.

Иногда родственники просто боятся предположить самое страшное. 

«Совершенно точно могу вам сказать: если вы подниметесь в отделение, где лежат дети с опухолями костей, примерно 100% родителей вам скажут, что перед этим была какая-то травма или удар, — заявила Светлана Варфоломеева. — Никаким образом развитие опухолей костей не связано с травмами. Никаким вообще. Но мы все хотим найти какое-то объяснение, нам надо с чем-то это связать».

На примере шишки на ноге Светлана Варфоломеева также описала несколько типичных вариантов дальнейшего поведения родителей. 

«В лучшем случае они дойдут до врача, который посоветует сделать рентген. И тогда грамотные родители, которых, к счастью, большинство, идут, делают, узнают о диагнозе, и дальше начинается история борьбы с опухолью. Но некоторые говорят, что рентген — это опасно, это лучевая нагрузка, поэтому мы делать не будем», — пояснила профессор. 

В менее благоприятных вариантах развития событий родители могут отложить визит к врачу до своего отпуска, каникул ребенка или вообще на неопределенный срок. В самом худшем случае шишку на ноге мама начинает лечить нагреванием, тем самым стимулируя рост опухоли. 

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Между тем, доля пациентов, завершающих лечение с устойчивой ремиссией, то есть когда опухоль ликвидирована и в течение пяти лет не появляется вновь, сегодня в НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии им. Н.Н.

Блохина неуклонно растет и в некоторых разновидностях болезни сегодня составляет 90%. Это значит, что 9 из 10 заболевших раком детей выздоравливают.

При этом одним из факторов, определяющих успешность лечения, остается ранняя диагностика. 

«Диапазон симптомов очень большой, вопрос в том, чтобы семья: а) пришла к врачу; б) чтобы врач грамотно оценил неспецифичность и разбросанность симптомов; и в) чтобы он направил пациента по правильному пути», — подытожила медик.

Ранее Светлана Варфоломеева в интервью ФАН назвала основные причины детского рака и рассказала, почему не всегда есть необходимость собирать деньги на лечение детей за рубежом.

Рак у детей: жребий заболеть и шанс спастись

(Статья взята из архива Аргументов и Фактов. Кому интересно — читайте. )

Дети, больные раком… Сознание отказывается даже на минуту представить такое. Тем не менее, как свидетельствуют сухие сводки статистики, злокачественные опухоли у детей — суровая реальность.

Есть ли путь спасения? На этот и другие важные вопросы отвечает заведующий отделением онкологии Российской детской клинической больницы, кандидат медицинских наук, хирург-онколог высшей категории, заслуженный врач России Владимир Иванович КОВАЛЕВ.

— Владимир Иванович, первый и самый важный вопрос: разве рак — это не типично взрослая напасть?

— Как ни печально, но это не так. Заболеваемость детей злокачественными опухолями составляет 14–15 случаев на 100 тысяч детского населения в год.

Нетрудно подсчитать, что за 15 лет детства из каждых ста тысяч ребят, родившихся в один год, раковыми опухолями заболевают больше двухсот. Из тех шести миллионов человек, что погибают ежегодно в мире от рака, около двухсот тысяч — дети.

Риск, что ребенок столкнется с раком, тем более трагичен, что сейчас в семьях чаще всего лишь по одному-два ребенка.

— Часто о самой возможности возникновения рака у детей люди практически ничего не знают. Парадокс?

— Главной задачей медицины прошедших столетий была борьба с инфекциями, уносившими множество детских жизней. Еще тридцать-сорок лет тому назад важнейшими проблемами были рахит, полиомиелит, другие болезни, которые сегодня взяты медициной под надежный контроль. На этом фоне на относительно редкие опухоли у детей просто не обращали внимания.

Наша неосведомленность о возможности возникновения рака у детей — из недавнего советского прошлого.

Еще лет пятнадцать назад редкая газета или журнал осмелились бы опубликовать статью даже о раке у взрослых, а тем более у детей; ведь детям полагалось быть счастливыми и здоровыми, а если болеть, то только аппендицитом да ветрянкой. Статьи на подобную малооптимистическую тему тогдашняя цензура не пропускала.

— Однако складывается впечатление, что проблема рака у детей становится все более и более актуальной. Действительно ли риск заболеть злокачественной опухолью в последние годы вырос?

— Еще лет десять назад назывались совсем другие цифры заболеваемости раком у детей: всего 8–10 человек на 100 тысяч в год вместо нынешних пятнадцати.

— Но почему же заболеваемость раком у детей так выросла? Ведь малыши не курят, едят более здоровую пищу по сравнению со взрослыми, у ребят нет «взрослых» профессиональных вредностей?

— Сейчас во многих бедах принято винить экологию. Но в случае с ростом заболеваемости злокачественными опухолями связь с плохой экологической обстановкой несомненна. Резкое увеличение риска для детей заболеть раком именно в ХХI веке не случайно. Действительно, раньше не было тех вредных веществ и воздействий — канцерогенных факторов, с которыми соприкасаются современные дети.

— Что представляют собой эти канцерогенные факторы и как они действуют на детские организмы?

— Это прежде всего промышленные отходы, которые загрязняют воздух, воду, почву. Это искусственные материалы, которыми наполнены современные жилища. Это радиация. Это вирусы. И еще, наверное, что-то, о чем ученые пока и не знают.

Читайте также:  Рак миндалин: причины заболевания, симптомы и лечение

При воздействии канцерогенных факторов на организм ребенка, в отличие от взрослого, есть одна особенность: непосредственной причиной рака канцерогенные факторы могут быть лишь у старших детей, подростков. На малышей же они воздействуют не прямо, а через родителей, повреждая, делая дефектными их половые клетки.

В результате зародыш развивается неправильно, и в одном из участков тела будущего младенца вместо нормальной ткани появляется опухоль. Другая возможность канцерогенам сделать свое черное дело — воздействовать на плод во время беременности, попав в него через организм матери.

Из-за этого могут возникнуть не только врожденные уродства, но и злокачественные опухоли.

— Что же, выходит, в возникновении у малыша злокачественной опухоли виноваты его родители?

— Существует наследственная предрасположенность к опухолям, как, например, к поражающей глаз ретинобластоме, к некоторым другим опухолям.

В цивилизованных странах давно уже люди не вступают в брак, не удостоверившись в «чистоте» медицинского «досье» будущего супруга.

Современное медико-генетическое консультирование позволяет с высокой точностью предсказать возможные отклонения в здоровье будущих детей, в том числе и риск опухоли.

Впрочем, наследственная предрасположенность к опухоли не всегда означает, что у ребенка разовьется рак — для этого чаще всего нужны еще и внешние причины (и уж тем более, сам рак по наследству передать нельзя). Установить вероятность рождения здорового и больного ребенка в каждом случае — задача врача медико-генетической консультации.

Получается, чтобы обезопасить будущего малыша, нужно постараться еще до возникновения беременности: поселиться в экологически чистом месте, вести здоровый образ жизни, правильно питаться и не ошибиться с выбором второй «половины».

И еще нельзя забывать, что чем старше родители, тем выше для ребенка риск заболеть злокачественной опухолью. Это особенно актуально, если вспомнить, что сейчас люди предпочитают обзаводиться детьми во все более зрелом возрасте.

— Есть ли отличия в течении рака у детей и взрослых?

— При опухолях детского возраста механизмы роста новообразований те же, но вот опухоли совсем другие. Раки составляют лишь около 4% всех злокачественных опухолей.

Большая же часть новообразований развивается из клеток крови — это лейкозы и лимфомы, — и из клеток соединительной ткани — это саркомы.

Сразу после рождения и в первые три-четыре года жизни выявляются врожденные (они появляются еще в утробе матери) опухоли почек и нервной ткани, опухоли из зародышевых тканей — тератобластомы, дисгерминомы, в разные возрастные периоды возникают опухоли из мышц и других мягких тканей, рак щитовидной железы, а в подростковом возрасте наступает пик заболеваемости опухолями костей. Впрочем, для простоты, чтобы не путать не готовую к медицинским нюансам публику, за рубежом все злокачественные опухоли называют раками, поэтому термин «рак у детей» вполне допустим.

— Что саркома, что рак… И то и другое — злокачественная опухоль. Что меняется от названия?

— Очень многое. Опухоли у детей развиваются гораздо быстрее, чем у взрослых. Если «взрослые» раки могут «тлеть» годами и десятилетиями, чтобы потом в одночасье «вспыхнуть» бурным ростом, то детские опухоли часто проявляются уже через несколько недель после возникновения.

Кроме того, злокачественные опухоли у детей располагаются глубже в недрах организма и их труднее определить. Но зато — и это для нас главное — злокачественные опухоли детского возраста гораздо лучше поддаются лечению, чем раки у взрослых.

Для примера: сейчас детские онкологи спасают до 90% детей с опухолями почек, до 75% детей с опухолями костей и мягких тканей, 80% больных лейкозом и 100% — ретинобластомой.

— Спору нет, результаты современного лечения впечатляют. Но что оно собой представляет?

— Лечение зависит от вида опухоли. Если это развивающиеся из клеток крови лейкоз или лимфома, применяют химиотерапию и лучевую терапию. Если опухоль растет из других тканей, то не обойтись без операции.

Хирург удаляет опухоль вместе с пораженными частями организма, лучевая терапия «выжигает» ее, а химиотерапия заставляет саму опухоль сжаться, стать менее жизнеспособной, а ее отдаленные очажки — метастазы, возникающие из разнесшихся с током крови клеток опухоли, — сократиться или вовсе исчезнуть.

Иногда химиотерапия — в малых дозах — оказывается эффективной даже при доброкачественных опухолях.

Например, есть такая пограничная опухоль — агрессивный фиброматоз (по-другому — десмоид), который никогда не дает метастазов, но способен у детей даже после радикального удаления вновь возникать по нескольку раз.

Мы при этой болезни научились проводить длительную химиотерапию, которая свела к нулю число рецидивов после операции.

— Известно, что химиотерапия вызывает немало тяжелых побочных эффектов даже у взрослых больных. Легко ли неокрепшему детскому организму переносить столь непростое лечение?

— К сожалению, химиотерапия — это рискованное лечение. Риск связан с тем, что опухоли растут из организма ребенка и слишком похожи на его нормальные клетки, чтобы можно было найти лекарство, действующее на раковую клетку и не вызывающее повреждений в нормальной. Ведь даже при лечении заболеваний, вызываемых бактериями, вирусами, грибами, бывают осложнения. Что же говорить о химиотерапии!

— Химиопрепараты ведут свое начало от ядов?

— И являются ими. Но на злокачественные клетки они действуют в тысячи раз сильнее, чем на здоровые ткани и органы. Химиотерапия проводится курсами, поэтому в перерывах между ними нормальные ткани полностью восстанавливаются, а вот опухоль уже нет. Нужно помнить, что без лечения выздороветь от злокачественной опухоли невозможно.

Кроме того, мы применяем современные лекарства, которые сводят на нет побочные эффекты от химиопрепаратов. Это противорвотные средства, лекарства, стимулирующие образование клеток крови в костном мозге, препараты, защищающие печень, сердце, другие внутренние органы.

Эти лекарства помогают нашим маленьким пациентам переносить лечение с максимальным комфортом.

— Операция — нелегкое испытание и для взрослого организма. Да еще говорят, что онкологические операции — одни из самых сложных и травматичных. Как их переносят дети?

— Чтобы вылечить ребенка, нужно обязательно удалить опухоль, иначе, даже при очень хорошем действии химиотерапии и лучевого лечения, вскоре опухоль начнет расти вновь. Кроме того, хирургу нужно восстановить то, что разрушила опухоль, чтобы маленький человек смог жить полноценной жизнью.

Мы научились делать восстановительные операции: создаем путь искусственного оттока мочи после удаления опухоли мочевого пузыря, устанавливаем искусственные суставы и «переставляем» собственные кости, чтобы избежать ампутации и сохранить конечности детям с опухолями костей, делаем и другие сложные операции.

Среди них операции, когда онкологи совместно с нейрохирургами вскрывают позвоночный канал и удаляют опухоль, сдавившую спинной мозг, или операции, которые выполняются с использованием микрохирургической техники; при них под микроскопом сшиваются между собой тонкие артерии и вены, чтобы восстановить кровообращение в органах и тканях ребенка.

— Сейчас много говорят о пересадке костного мозга при раке. Что это такое и применяется ли пересадка у детей?

— Пересадка костного мозга — часть так называемых высокодозных программ лечения. Их применяют, когда при стандартных дозах (хотя и они часто весьма тяжелы для ребенка) успеха достичь не удается.

В таких случаях идут на риск: в надежде уничтожить опухоль вводят сверхвысокие дозы химиопрепаратов, которые, к сожалению, приводят и к гибели собственного костного мозга, в котором образуются клетки крови.

Чтобы в последующем ребенок не погиб от отсутствия клеток крови, ему переливают либо костный мозг от донора, либо свой, заранее запасенный. После переливания костный мозг приживляется в костях и начинает свою работу. Сама пересадка костного мозга технически несложна.

Сложно и дорого проведение лечения, направленного на предупреждение очень тяжелых осложнений, которые наблюдаются при высокодозной химиотерапии.

— Получается, что при лечении ребенка от рака на одной чаше весов — риск роста опухоли, а на другой — возможные осложнения от химиотерапии и лучевой терапии. Да и операции хотелось бы избежать. Может быть, существуют другие, нетрадиционные, безвредные методы лечения?

— Конечно, хотелось бы, чтобы было надежное, эффективное и не имеющее побочных эффектов лекарство. Но, к сожалению, чудеса бывают только в сказках. Хотя это как рассудить: ведь успехи современной терапии рака у детей — это самая настоящая фантастика по сравнению с самыми смелыми прогнозами двадцати-тридцатилетней давности.

Но нужно помнить, что успех обеспечивается только при самом современном лечении в строгом соответствии с утвержденными международными программами. Над каждой такой корпят лучшие ученые из самых известных онкологических центров мира. При этом врачи всегда честно предупреждают родителей и о трудностях лечения, и о величине шанса выжить.

А вот всевозможные целители и продавцы «чудодейственных» средств никогда не сообщают всей правды о своих методах и «лекарствах». То, что предлагают эти «кустари-одиночки», делающие деньги на чужом отчаянии, в лучшем случае бессмысленно, а в худшем — вредно и опасно для жизни.

Сколько драгоценного времени теряют больные дети, пока шарлатаны упражняются с ними в своем «искусстве»! А ведь в это время опухоль продолжает расти.

— Но ведь в прессе периодически сообщают о случаях, когда целителю удалось вылечить больного раком, от которого «отказались» врачи. Неужели все вранье?

Читайте также:  Рак сигмовидной кишки: симптомы, стадии, лечение, прогноз

— Еще ни разу ни одному такому «целителю» не удалось доказать свои успехи фактами. Либо нет признаков излечения, либо, если миру предъявляют якобы «вылеченного» человека, у него не было никакого рака.

Ведь к таким целителям часто попадают еще не полностью обследованные больные, у которых диагноз рака еще не подтвержден.

Трудно ли вылечить того, кто вовсе не болен? Между тем в научной медицине и диагноз и излечение всегда доказываются, обман или подтасовка невозможны.

— На что нужно обращать внимание, чтобы не «прозевать» у ребенка опухоль? Чтобы не получилось: «пока гром не грянет…»

— Необходимо помнить, что в отличие от взрослых раков, детские опухоли прячутся под «масками». Всегда есть соблазн найти более легкое объяснение, почему малыш капризничает, плохо ест, откуда взялась потливость и отчего так увеличился живот.

Очень часто к нам поступают дети, которым дома, недостаточно разобравшись, ставили диагноз «рахит» вместо опухоли почки или нервной ткани, «ушиб», «артрит», «перелом» — при опухолях костей; таких примеров, к сожалению, пока хватает. Причин тому несколько.

Это и относительная редкость этой напасти у детей (средний участковый педиатр за всю свою профессиональную практику встречает не более восьми детей со злокачественными опухолями), и трудность выявления, и то, что большинство родителей просто не знают, что у ребенка может быть рак.

Из-за этого, в отличие от Европы и других развитых стран, у нас на лечение поступают, как правило, дети с запущенными стадиями — третьей и четвертой.

Тем не менее очень часто опухоль у малыша обнаруживают именно родители. Это бывает при купании, одевании. Вдруг в животе прощупается что-то «лишнее», или на шейке покажутся увеличенными лимфатические узелки, или что-то еще не понравится.

Симптомами опухоли могут быть и одышка, и кровь в моче, и утомляемость, и снижение аппетита, и беспричинная капризность, и подъемы температуры до 37 — 37,5 градусов. Если вам показалось, что что-то со здоровьем вашего ребенка не в порядке, не теряйте времени — само не рассосется! — идите к врачу и обследуйтесь.

Если окажется, что ничего страшного нет, очень хорошо, ну а если опухоль, то ее-то как раз и нужно выявлять на самых ранних стадиях развития.

— Что необходимо знать родителям, чьему малышу предстоит лечение от злокачественного новообразования?

— Прежде всего, что не одни лишь врачи и сестры будут заниматься его лечением. Такое лечение — всегда тяжелый совместный труд врачей и медсестер, родителей и … самого малыша. Только при соединении усилий шанс победить опухоль растет. Ведь лечение длительное, занимает месяцы, иной раз и больше года.

За это время могут быть тяжелые моменты, связанные с опасностью для жизни. Важно, чтобы родители не впадали ни в отчаяние, ни в безудержный оптимизм и работали с медиками рука об руку ради выздоровления ребенка. Многое требуется и от малыша. Он — не объект лечения, а полноправный его участник.

Если у ребенка есть воля к победе (а чаще это бывает, когда папа и мама активно настраивают его на хороший результат), лечение идет более гладко. Кстати, поэтому в нашем отделении мы ввели практику круглосуточного нахождения родителей вместе с детьми во время всего срока лечения.

Как правило, первый шок быстро проходит, и вся родительская энергия направляется на достижение нашей общей цели — выздоровление ребенка.

По правилам онкологии, каждого вылеченного больного наблюдают в течение пяти лет. Если суждено случиться возврату опухоли — рецидиву — или возникнуть метастазам, то это произойдет именно за этот срок. В дальнейшем возвращения болезни можно не опасаться.

— Сейчас повсюду за лечение берут деньги. Как же могут обычные родители позволить себе лечить больного злокачественной опухолью малыша?

— Химиопрепараты, а также лекарства, которые применяются для предупреждения и лечения возможных осложнений, действительно очень дороги. Недешево обходятся и сложные операции, которые мы выполняем больным детям.

Но по закону все расходы за лечение больного ребенка несет государство. Поэтому лечение в стенах отделения онкологии Российской детской клинической больницы бесплатное: не нужно платить ни за лекарства, ни за операцию.

На лечение принимаются дети из всех регионов России.

Адрес, где помогают детям: Москва, Ленинский проспект, дом 117, Российская детская клиническая больница, отделение онкологии.

Сергей НИКОЛАЕВ

Если раком болеет ребёнок. Статья. Психология. Самопознание.ру

Одно из самых страшных испытаний для родителей — это тяжёлая болезнь ребёнка. Наши дети так нуждаются в поддержке, они такие беззащитные, и кто, если не мы, должны ограждать их от всех бед, напастей и болезней.

Даже обычная простуда вызывает у нас тревогу и беспокойство, а когда речь идёт об опасной болезни, где нет гарантии благоприятного исхода, паника и шок усиливаются. Когда ребёнок заболевает раком, его родители проходят через те же стадии осознания горя, что и взрослый человек, узнавший о наличии у себя онкологического диагноза.

Ребёнок — это наше продолжение, и его болезнь воспринимается как наша собственная. Поэтому родителям заболевшего ребёнка тоже необходима поддержка, в первую очередь, профессионального психолога.

Узнав, что у нашего ребёнка обнаружена раковая опухоль, мы испытываем шок и неверие. Сознание отказывается воспринимать саму мысль об онкологическом заболевании. Думаем, что это какая-то ошибка, что поставлен неверный диагноз, обращаемся к другим специалистам, просим перепроверить результаты обследования.

Мы хотим надеяться, что врачи ошиблись, ведь бывает и такое. Чувствуем ужас и страх потери, множество других страхов — не справиться, не смочь, не найти достаточно средств, ошибиться в выборе врача и больницы.

Будут сомнения при согласовании методов лечения, страх перед операцией, длительной и болезненной терапией, возможны обращения к целителям, поиск чудодейственных препаратов. Нам кажется, что жизнь кончена!

Гнев и ярость практически неизбежны. Ребёнок же ни в чём не виноват, это несправедливо, за что ему такие страдания? В данной ситуации не нужно бояться агрессивных реакций, надо дать выход гневу, ведь, не пройдя через агрессию по отношению к судьбе, сложно прийти к реальному восприятию случившегося и принятию ситуации как есть.

Мы готовы пойти на всё, лишь бы наш ребёнок выздоровел, без колебаний поменялись бы с ним местами, отдали бы свою жизнь, только бы он был жив и здоров. Пытаемся договориться с Богом и судьбой, чтобы всё закончилось благополучно.

Одна из главных психологических проблем, с которой сталкиваются родители детей с онкологией — это чувство вины. Иногда оно набирает болезненный масштаб, доходит до невротического состояния.

Мы начинаем винить сами себя — не уберегли ребёнка, не уделяли достаточно внимания, передали неблагополучную генетику, не сделали для него всего, что могли. Важно как можно раньше осознать, что в случившемся не виноваты ни вы, ни кто-то другой, просто так сложилось — ребёнок болен, и его можно и нужно лечить.

Поэтому, если вы чувствуете, что задавлены депрессией, лучше обратиться к психологу или психотерапевту — вы и ваша поддержка так нужны вашему ребёнку сейчас!

Преодолеть ощущение безысходности, жалость к самому себе необходимо для того, чтобы помочь вашему ребёнку победить болезнь. Не время предаваться отчаянию, надо взять себя в руки и обеспечить ребёнку всё необходимое, надо действовать.

Помните — наши дети очень чутко улавливают наши эмоции и настроения, поэтому дайте ребёнку понять, что ситуация под контролем, что вы — его опора, на которую он всегда может положиться, передайте ему свою уверенность, что всё будет хорошо.

Верьте в свои силы и настраивайтесь на лучшее, поддерживайте в ребёнке оптимизм, веру в благополучный исход и любовь к жизни.

Если в семье есть ещё дети, нужно объяснить им, что происходит, на доступном уровне рассказать о заболевании, о том, что необходимо сделать, чем и как можно помочь заболевшему, как с ним обращаться, что заразиться от больного нельзя.

Может случиться так, что здоровые дети будут чувствовать, что им не уделяется достаточного внимания, ими пренебрегают, что брата или сестру любят больше.

Необходимо вовлекать их в посильные хлопоты по уходу за заболевшим, а также находить время на полноценное общение с ними, не лишать их естественных детских радостей и праздников, делать всё, чтобы в доме не было гнетущей атмосферы.

В сложившейся ситуации требуется сплочение в семье, взаимопонимание и взаимопомощь.

Нельзя копить в себе страхи и напряжение, не давая выхода эмоциям, потому что рано или поздно этот непосильный груз всё равно прорвётся, но в разрушительной форме.

Важно объединять свои усилия и делить обязанности по уходу за больным, привлекать к помощи всех родственников, чтобы давать друг другу возможность время от времени отвлекаться и отдыхать.

Для ребёнка будет лучше избегать излишней опеки дома. Конечно, нельзя относиться к нему, как к здоровому, и делать вид, что ничего не случилось, но и возводить болезнь в абсолют и подчинять ей всю жизнь в семье не следует.

Пусть ребёнок делает всё, что он в состоянии сделать, не отгораживайте его от повседневных дел, не берите всё на себя, помогайте ему тогда, когда это действительно необходимо и уместно. Так будет легче справиться с болезнью.

После прохождения курса лечения, когда ребёнок достаточно окрепнет, нужно возвращаться к привычному образу жизни. Очень важна возможность посещать школу, для ребёнка это свидетельствует о том, что он преодолел болезнь и может жить так, как раньше.

В щадящем режиме можно возобновить занятия спортом, предварительно оговорив эту возможность с лечащим врачом и предусмотрев все меры безопасности. Это способствует физическому и душевному восстановлению после долгого и болезненного лечения, больниц, процедур.

Вообще же на любом этапе лечения очень важно давать положительные эмоции и радость ребёнку, поддерживать его интерес к жизни, это может послужить мощным стимулом к выздоровлению.

К сожалению, в России ситуация с лечением детских раковых болезней менее благоприятна, чем в развитых странах мира, потому что финансирование на приобретение лекарств и оснащение больниц, создание специализированных медицинских центров и служб поддержки, повышение квалификации врачей-онкологов недостаточное.

Читайте также:  Лечение рака: все способы от классики до народных средств

К сожалению, бывают ситуации, когда медики, особенно в регионах, отказываются госпитализировать больного ребёнка, считая выздоровление невозможным.

Нельзя отчаиваться! Боритесь всеми средствами за жизнь и выздоровление ребёнка, обращайтесь в благотворительные фонды и организации, созданные для борьбы с раковыми заболеваниями, налаживайте связи с детскими онкологическими центрами, располагающими современным оборудованием и использующими самые передовые технологии диагностики и лечения — ДГБ №1 и городской больницей №31 Санкт-Петербурга, Российским научным онкологическим центром им. Блохина и Российской детской клинической больницей Москвы. Не поддавайтесь соблазну искать помощи у знахарей и целителей, чтобы избежать тяжёлого и болезненного лечения, чем раньше вы обратитесь к профессиональным врачам, тем больше шансов на выздоровление ребенка.

Не отчаивайтесь — сейчас очень важно сломать стереотип о том, что детская онкология неизлечима. Современные методы терапии позволяют излечивать до 80% случаев раковых заболеваний у детей. Сам по себе детский возраст даёт больше возможностей для борьбы с болезнью и восстановления после лечения. Никогда не теряйте надежды!

Если ребенок заболел раком… Что делать?

Услышав от врача жуткое слово «рак», родители похолодевшими руками судорожно обнимают своего ребенка. А в голове в это время пульсирующей жилкой бьется только одна мысль — это конец… И в этом их главное заблуждение. Потому что детский рак сегодня можно вылечить.

Поэтому забудьте про слезы и отчаяние, сейчас вам, как никогда, важно собрать всю свою волю в кулак. Не вздумайте винить себя за то, что вы плохой родитель и поэтому ваш ребенок заболел. Рак не передается генетически, раком нельзя заразиться. По крайней мере, до настоящего момента ученым об этом неизвестно.

Вам с вашим ребенком предстоит очень трудный путь. И в этом пути вы должны стать для него опорой. Хотя зачастую бывает наоборот — опорой перед лицом страшной угрозы для родителей становится их малыш. И если вы думаете, что дети ничего не понимают — вы ошибаетесь.

Поверьте моему опыту, перед лицом этой болезни даже самый маленький кроха очень быстро взрослеет и иной раз понимает больше нас с вами. Не бойтесь посмотреть вашему ребенку в глаза. Он должен увидеть в них уверенность.

А чтобы эта уверенность стала настоящей, давайте сосредоточимся и разберем вашего врага «по косточкам»: кто он, откуда и как с ним бороться.

Немногие из нас толком представляют, что же такое — рак. Наш организм построен из крошечных клеток. Представьте себе миллиарды клеток. Когда ребенок растет, каждая из этих клеток изменяется, и их количество увеличивается.

И все это происходит по правилам и под строгим контролем внутренних систем организма. Но иногда какая-то клетка перестает слушаться единых правил поведения и «поднимает бунт». Она размножается без всякого контроля, начинает убивать здоровые клетки и вместо них заполнять все тело. Так начинается рак.

В некоторых случаях возникает опухоль в конкретном месте, а иногда такие клетки-бунтари появляются в крови, и возникает лейкемия. Всего же на сегодняшний день существует более 200 разных форм рака, который может начаться где угодно. Имя этой болезни дал знаменитый древнегреческий врач Гален.

Он заметил, что больные кровяные сосуды вокруг опухоли похожи на клешни рака, отсюда и появилось название «рак».

Сегодня детский рак стал одним из широкораспространенных заболеваний в мире. Многие специалисты считают, что в этом могут быть повинны факторы окружающей среды или встречающиеся сегодня инфекции.

Возможно, увеличение числа заболевших объясняется улучшением прогресса диагностики. Теперь мы больше знаем — и… больше видим.

Однако достоверно заявить о причинах появления этого заболевания на сегодняшний день не может ни один из ученых.

Злокачественные опухоли сегодня являются второй по частоте причиной смерти в детском возрасте (после травм). Но число успешно вылеченных детей от рака тоже велико.

Еще несколько лет назад детский рак был болезнью-приговором. А сейчас есть возможность вылечить около 80% заболевших детей. Однако печальный факт состоит в том, что эта цифра выглядит более реальной для западных стран. В России же такие показатели пока еще недостижимы.

Причин здесь несколько: не хватает финансовых средств на лекарства и оборудование для больниц, на создание специализированных медицинских учреждений и служб поддержки, на повышение квалификации врачей.

Но самое сильное и страшное препятствие для выздоровления состоит в том, что родителям и больным детям категорически не хватает положительного настроя и веры в свои силы.

Почему я говорю о лечении детского рака, а не рака вообще? Все очень просто. Можно сказать, что детский рак сегодня — своего рода отдельное явление в медицине. И объясняется это тем, что детский возраст позволяет справиться со многими болезнями. Поэтому лечение опухолей и лейкозов (рака крови) у детей гораздо результативнее, чем у взрослых.

В настоящее время существуют три главных способа лечения рака:

Химиотерапия — это специальные лекарства для уколов или приема внутрь. Их принимают для того, чтобы уничтожить раковые клетки и заставить их перестать бесконтрольно увеличиваться в числе.

Радиотерапия использует мощные рентгеновские лучи для того, чтобы уничтожить раковые клетки. Часто радиотерапию используют до операции, чтобы заставить опухоль уменьшиться.

Хирургия. Иногда требуется операция, чтобы удалить большую опухоль, в зависимости от того, где она находится.

Эти методы дают свои плодотворные результаты: 8 из 10 детей имеют реальные шансы на выздоровление.

Словосочетание «детский рак» вообще кажется нам настолько жутким, что мы всячески блокируем в нашем сознании даже намек на мысль о его лечении. В общественной психологии всегда существовал стереотип роковой, неизлечимой болезни.

Когда-то это была чума, потом туберкулез, сегодня рак и СПИД, хотя на самом деле от сердечно-сосудистых заболеваний умирает людей куда больше. У нас в России этот стереотип укоренился гораздо сильнее, чем в любой другой стране мира. Врачи неустанно повторяют: нельзя относить рак к смертельным заболеваниям. Но им почти никто не верит.

Порой даже родители заболевших детей. А казалось, кому, как не им, в первую очередь нужно поверить в правоту этих слов.

Многочисленные исследования показывают, что эти эмоциональные расстройства приводят к ухудшению состояния организма, снижению иммунитета.

Активные, энергичные люди значительно лучше переносят болезни, меньше подвержены осложнениям, быстрее и легче выздоравливают.

В онкологии в особенности отмечено, что как только человек поддается отчаянию или впадает в апатию, его состояние сразу ухудшается.

Но самое страшное — это то, что в отечественной медицине до сих пор некоторые врачи (особенно в регионах) уверены, что детский рак неизлечим. И просто отказывают детям в госпитализации, а родителям в глаза говорят, что ребенок безнадежен. Такое даже не укладывается в голове… Но это правда.

Иной раз родители, получив отказ в нескольких местах, даже не знают, куда им обратиться. А между тем, в России сегодня работают сотни благотворительных фондов, занимающихся проблемами онкологии.

И на их счету, благодаря четко налаженным связям с лучшими специалистами и медицинскими учреждениями России и зарубежья, — сотни спасенных детских жизней. Да, суммы необходимые для лечения детского рака, зачастую огромны. Но если вы хотите бороться за жизнь своего ребенка, поверьте — нет ничего невозможного.

Главное — тщательно наблюдайте за своим ребенком, сохраняйте все медицинские документы и записывайте комментарии врачей, фиксируйте любой прием прописанных лекарств и реакцию на них, и… — стучитесь во все двери.

Обязательно проконсультируйтесь с врачами в центральных московских клиниках — Российской детской клинической больнице, Российском научном онкологическом центре им. Н. Н.

Блохина, или в Санкт-Петербурге — в городской больнице № 31 или детской городской больнице № 1. Сегодня именно в этих центрах сосредоточены основные новинки научной диагностики и лечения.

Обращайтесь на всероссийскую «горячую линию» по детской онкологии 8−800−200−06−09, где на все ваши вопросы ответят опытные врачи.

Отсутствие соответствующей информации о раковых заболеваниях и их лечении приводит сегодня и к еще одному печальному последствию — обращению к различного рода шарлатанам.

Все чаще и чаще врачи-онкологи констатируют, что за последние годы серьезно увеличился процент детей, которых привозят к ним на самых последних стадиях болезни, перед этим потратив драгоценное время на экстрасенсов, знахарей и бабушек-ведуний. Таких детей, как правило, уже нельзя спасти.

Медицинское невежество, многократно усиленное рекламированием всяческих «чудес», — страшный бич современной России, говорят врачи. Запомните — волшебных излечений и чудо-лекарств от рака не существует! Обращайтесь только к официальным способам лечения, иначе вы просто подпишете своему ребенку смертный приговор.

Уже сегодня врачи во всем мире с уверенностью говорят, что уже через несколько лет детский рак будет лечиться во всех случаях. Хочется искренне надеяться, что это утверждение скоро коснется и России.

Сегодня это проблема уже государственного масштаба. Да, стыдно, что в такой огромной стране, как наша, каждый год от рака умирают 1,5 тысячи детей только потому, что у нас не хватило на них денег.

Но еще страшнее, когда дети умирают из-за нашей с вами слабости и невежества.

Не прячьте голову в песок, взгляните в глаза раку, постарайтесь узнать о нем все и не опускайте руки, и вы увидите — он начнет пятиться «клешнями» назад.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *