Риск колоректального рака у родственников больного второй и третьей степени родства

Риск колоректального рака у родственников больного второй и третьей степени родстваВведение

Колоректальный рак (КРР) представляет собой заболевание со сложной этиологией. В его развитии важную роль играют диета и экологические факторы, в 15-30% случаев значимыми оказываются генетические факторы.

Около 5% всех форм колоректального рака развивается на фоне хорошо известных наследственных синдромов, таких как синдром Линча (наследственный неполипозный колоректальный рак, ННКРР), семейный аденоматозный полипоз (САП) и MUTYH-ассоциированный полипоз (МАП).

О семейном колоректальном раке говорят в тех случаях, когда колоректальный рак встречается, но без доказательств в пользу наследственных синдромов.

Риск развития колоректального рака увеличивается в 2-3 раза для субъектов, имеющих одного заболевшего КРР родственника первой линии родства, если на момент постановки диагноза возраст родственника превышал 50 лет.

Для субъектов с двумя и более родственниками первой линии родства, заболевшими КРР в любом возрасте, или с одним родственником первой линии родства, заболевшим в возрасте до 50 лет, риск развития КРР увеличивается в 4-6 раз.

  • Для субъектов с умеренным риском развития КРР (RR >4) рекомендуется проведение колоноскопии каждые 3-5 лет, начиная за 5–10 лет до впервые установленного диагноза КРР у родственника или при достижении 45-летнего возраста [III,C].
  • Синдром Линча
  • Заболеваемость

Синдром Линча относится к заболеваниям, наследуемым по аутосомно-доминантному типу, представляя собой 3% всего КРР. Причиной его возникновения является мутация одного из генов, ответственных за ошибки репарации ДНК (mismatch repair ― MMR): MLH1, MSH2, MSH6 или PMS2.

Диагностика

Дефекты MMR сопровождаются неустойчивостью микросателлитов ДНК опухолевых клеток, что называется микросателлитной нестабильностью (МСН).

При КРР, ассоциированном с синдромом Линча, эта молекулярная особенность обнаруживается в более чем в 90% случаев.

Иммуногистохимическим методом, использующим антитела к четырем белкам ММR, может быть показана потеря экспрессии белка геном, вызывающим болезнь.

В настоящее время Амстердамские критерии II/ Исправленные критерии Bethesda (таблица №1) используются для отбора больных КРР, нуждающихся в исследовании микросателлитной нестабильности и/или иммуногистохимического анализа опухоли. А для пациентов с признаками наличия микросателлитной нестабильности или потери MMR экспрессии необходимо выполнение анализа мутации.

В семьях с высокой вероятностью наличия мутации (Амстердамские критерии II, компьютерные модели) первостепенным методом является иммуногистохимический анализ, так как он может указать на необходимость выполнения анализа мутации. В других семьях на первом этапе можно использовать как исследование микросателлитной нестабильности, так и иммуногистохимический анализ.

При обнаружении потери экспрессии MLH1/PMS2 следует применять дополнительные анализы (BRAFV600E и анализ метилирования MLH1 промоутера) для исключение гиперметилирования MLH1 промоутера.

Полученные результаты генеалогического анализа и MSI/IHC анализа необходимо обсуждать на мультидисциплинарных консилиумах (с участием патологоанатомов, клинических и молекулярных генетиков, гастроэнтерологов, хирургов, клинических онкологов и т.д.) [C].

Стадирование и оценка риска

Носители мутации гена MMR имеют высокий риск развития КРР (суммарный риск составляет 30-80%), рака эндометрия (суммарный риск составляет 3060%) и других ассоциированных опухолей (риск 30 с 10-99 аденомами или (2) один пациент в возрасте >30 с 10-99 аденомами и родственник первой линии родства, больной КРР с незначительным числом аденом. В обоих случаях в семье не должно быть родственников в возрасте моложе 30 лет с наличием более 100 аденом. У 25% пациентов из данной группы мутации могут обнаруживаться в АРС гене.

МАП. MUTYH-мутация обычно ассоциирована с вялотекущим полипозным фенотипом. Пациентов с более чем 10 полипами следует направлять на генетическую консультацию и проведение анализа на определение мутации MUTYH гена.

Стадирование и оценка риска

САП. Тяжесть полипоза толстой кишки коррелирует с локализацией мутации в АРС гене. У большинства пациентов сотни колоректальных полипов развиваются в детстве и юности. В возрасте до 10 лет КРР встречается крайне редко, а в возрасте 11-15 лет ― эпизодически.

Без хирургического вмешательства к 40-50 годам у пациентов с САП почти неизбежно разовьется КРР. После выполнения колэктомии остается риск развития аденом прямой кишки. Существует риск возникновения аденом и даже рака в резервуаре после выполнения резекции прямой кишки.

Аденомы также встречаются и в верхнем желудочно-кишечном тракте, особенно в двенадцатиперстной кишке. Если их оставить без лечения, то малигнизация развивается приблизительно в 5% случаев.

Пациенты с САП также подвержены риску развития некоторых экстракишечных злокачественных и доброкачественных заболеваний. Рекомендации по наблюдению и лечению заболевания верхних отделов толстой кишки недавно широко обсуждались.

Средний возраст пациентов с вялотекущим САП на момент диагностики КРР на 10-15 лет больше, чем при классическом САП. У пациентов с вялотекущим САП в отличие от пациентов с классическим САП может развиваться только несколько аденом в правой половине толстой кишки.

МАП. КРР, развивающийся в результате би-аллельных мутаций MUTYH, очень редко встречается в возрасте до 30 лет.

У носителей би-аллельной мутации может развиваться небольшое количество аденом, а КРР чаще локализуется в проксимальной части толстой кишки. Аденомы (и рак) также развиваются в двенадцатиперстной кишке.

Члены семьи с моно-аллельной мутацией MUTYH не находятся в группе риска развития КРР, поэтому они не нуждаются в регулярном выполнении колоноскопии.

Лечение

САП. Хирургическое лечение показано при большом количестве аденом более 5 мм, включая аденомы с высокой степенью дисплазии. Большинству пациентов с классическим САП хирургическое лечение выполняется в возрасте 1525 лет.

К двум основным подходам в профилактической хирургии относятся резекция ободочной кишки с формированием илеоректального анастомоза (ИРА) и резекция ободочной кишки и прямой кишки с формированием резервуара из подвздошной кишки и илеоанального анастомоза (РИАА).

Решение о выборе типа операции принимается в зависимости от многих факторов, включающих возраст больного, желания иметь детей, риска развития десмоида, локализации мутации в АРС-гене (при возможности) и тяжести ректального (и ободочного) полипоза. РИАА является предпочтительным лечением для пациентов с наличием большого количества ректальных аденом (>15–20 аденом).

При наличии в прямой кишке небольшого количества аденом или при их отсутствии в прямой кишке возможно выполнение любого из двух лечебных подходов, что необходимо обсуждать с пациентом. Пациентам с множественными крупными (>5 мм) аденомами в прямой кишке, сопровождающимися высокой степенью дисплазии, после ИРА показана резекция прямой кишки.

МАП. Эндоскопическое удаление аденом возможно только в случае их небольшого количества. Если же необходимо выполнить операцию, то ИРА является достаточным в большинстве случаев. РИАА рекомендуется только в случае выраженного ректального полипоза.

NSAIDS (нестероидные противовоспалительные препараты) и/или специфические COX-2 ингибиторы уменьшают проявление колоректальных (и двенадцатиперстных) аденом.

Хотя не известно предотвращают ли эти препараты риск развития КРР.

В связи с тем, что недавно среди пациентов, получающих СОХ-2 ингибиторы, было описано появление сердечнососудистых побочных эффектов, использовать их следует только в крайних случаях.

Наблюдение при САП до операции

Классический САП: эндоскопическое обследование должно проводиться пожизненно. При бессимптомном носительстве мутации рекомендуется выполнение ректороманоскопии гибким фиброскопом каждые 2 года, начиная с 10-12-летнего возраста. При обнаружении хотя бы одной аденомы колоноскопию в последующем следует проводить ежегодно.

Наблюдение среди субъектов высокого риска (родственники первой линии родства среди заболевших) в семье без обнаруженной АРС-мутации необходимо проводить с 2-х годичным интервалом до 40-летнего возраста, а последующие обследования до 50-летнего возраста можно выполнять с удлиненным интервалом (каждые 3-5 лет) [III, B].

Вялотекущий САП: рекомендуется выполнение колоноскопии каждые 2 года, начиная с 18-20-летнего возраста. При обнаружении хотя бы одной аденомы колоноскопию в последующем следует проводить ежегодно.

Наблюдение при МАП до операции

Обследование с выполнением колоноскопии должно проводиться пожизненно. При бессимптомном носительстве би-аллельной мутации рекомендуется регулярное обследование каждые 2 года, начиная с 18-20-летнего возраста [III, B].

  1. Наблюдение при САП и МАП после операции
  2. Наблюдение после ИРА: ректоскопию рекомендовано проводить с интервалом в 3-6 месяцев в зависимости от выраженности ректальных аденом.
  3. Наблюдение после РИАА: Эндоскопическое исследование резервуара из подвздошной кишки рекомендовано проводить с интервалом в 6-12 месяцев.
  4. Таблица №1. Амстердамские критерии (версия II, исправленная) и рекомендации Bethesda
  5. Амстердамские критерии II: Должно быть, по крайней мере, 3 родственника с КРР или с опухолево-ассоциированным синдромом Линча: раком эндометрия, раком тонкой кишки, раком мочеточника или раком почки.
  • один родственник должен быть родственником первой линии родства по отношению к двум другим;
  • как минимум два последующих поколения должны быть поражены,
  • по крайней мере, один случай обнаружения опухоли должен быть диагностирован до 50-летнего возраста,
  • в любом случае возникновения КРР необходимо исключать САП.

Исправленные рекомендации Bethesda:

  • КРР диагностируется у пациентов моложе 50 лет.
  • Наличие синхронного, метахронного колоректального рака или опухолево-ассоциированного* синдрома Линча, независимо от возраста.
  • КРР с фенотипом МСН в высокой степени, диагностированным у пациентов в возрасте до 60 лет.
  • Пациент с КРР и родственником первой линии родства, страдающим синдромом Линча, ассоциированным с опухолью, диагностированной после 50 лет.
  • Пациент с КРР с двумя или более родственниками первой или второй линии родства, страдающими синдромом Линча, ассоциированным с опухолью, независимо от возраста.
Читайте также:  Каждая пятая злокачественная опухоль мозга вызвана повышенной активностью митохондрий

* опухоли, ассоциированные с синдромом Линча: колоректальный рак, рак эндометрия, рак желудка, рак яичников, рак поджелудочной железы, рак мочеточника, рак почки, опухоли билиарного тракта, опухоли головного мозга, аденомы сальных желез, кератоаконтомы, рак тонкой кишки.

Риск колоректального рака у родственников больного второй и третьей степени родства | Клиники «Евроонко»

В последние годы в западных странах растет распространенность колоректального рака (злокачественных опухолей толстой и прямой кишки) у людей младше 50 лет.

Доказано, что у ближайших родственников (родители, дети, братья и сестры) таких больных риски тоже повышены. Этим людям рекомендован ранний скрининг.

 Недавно американские ученые установили, что риски также повышены у родственников второй и третьей степени родства.

Исследователи получили следующие данные о том, насколько повышен риск развития колоректального рака до 50 лет у людей, состоящих в разных степенях родства с больным:

  • первая степень родства (родители, дети, братья, сестры) — в 6 раз;
  • вторая степень родства (тети, дяди, бабушки, дедушки, внуки, племянницы, племянники) — в 3 раза;
  • третья степень родства (двоюродные братья и сестры, прабабушки, прадедушки, правнуки) — в 1,56 раза.

Результаты этого исследования были опубликованы в научном журнале Cancer Epidemiology. Ученые проанализировали более 1500 случаев колоректального рака, используя базу данных штата Юта.

Доктор Лиза Кэннон-Олбрайт (Lisa Cannon-Albright), один из соавторов работы, отмечает:

Это исследование стало возможным благодаря уникальным ресурсам штата Юта. Тут еще десятилетие назад создан реестр онкологических заболеваний, а также доступны генеалогические данные большей части населения.

Доктор Хизер Охс-Балком (Heather Ochs-Balcom), первый автор исследования, добавляет:

Наша работа позволяет по-новому взглянуть на риск для дальних родственников пациентов, у которых был диагностирован колоректальный рак в возрасте до 50 лет. Это важные выводы, учитывая рост распространенности колоректального рака с ранним началом.

Риск развития колоректального рака у родственников больных повышен в любом возрасте, но особенно сильно — в раннем

Также исследователи обнаружили, что у родственников больного раком кишечника, у которого заболевание диагностировано до 50 лет, риски повышены в любом возрасте:

  • при первой степени родства — в 2,6 раза;
  • при второй степени родства — в 1,96 раза;
  • при третьей степени родства — в 1,3 раза.
  • При этом для всех родственников риск развития колоректального рака в раннем возрасте оказался выше, чем в любом возрасте.
  • Согласно результатам исследования, раннее начало скрининга полезно для родственников больных первой и второй степени родства, а также, возможно, для родственников третьей степени родства.
  • Таким образом, каждому человеку полезно знать историю своей семьи и рассказывать о ней врачу — это поможет определить оптимальный возраст, в котором стоит начинать скрининг.

Напомним, что, в соответствии с обновленными рекомендациями Американского онкологического общества (American Cancer Society), каждому человеку нужно пройти первый скрининг колоректального рака в 45 лет.

В большинстве случаев рекомендуется провести колоноскопию — эндоскопическое исследование толстой кишки.

В клиниках «Евроонко» эта процедура проводится с применением эндоскопического оборудования экспертного класса, в состоянии «медикаментозного сна» — без боли и дискомфорта. Свяжитесь с нами, чтобы узнать подробности.

sciencedaily.com

Предрасположенность к колоректальному раку

Генетическое исследование, которое позволяет выявить общую наследственную предрасположенность к колоректальному раку и к предраковым аденоматозным полипам толстой кишки. Оно заключается в исследовании генетического маркера LOC727677 (Location:8q24.21), связанного с повышенным риском развития колоректального рака.

  • Какой биоматериал можно использовать для исследования?
  • Буккальный (щечный) эпителий, венозную кровь.
  • Как правильно подготовиться к исследованию?
  • Подготовки не требуется.
  • Общая информация об исследовании

Колоректальный рак (рак толстой и прямой кишок) – одно из самых распространенных онкологических заболеваний в мире. Около 10  % населения имеет генетическую предрасположенность к нему. Прежде всего в группу риска входят люди, в семье которых были онкопатологии.

Симптомы колоректального рака многочисленны и неспецифичны. Зачастую он развивается из образовавшихся ранее аденоматозных полипов. Своевременное выявление и удаление полипов толстой кишки может предотвратить развитие рака и характеризуется благоприятным прогнозом, поэтому регулярное обследование так важно.

Из диагностических инструментальных исследований используются ирригоскопия или колоноскопия с биопсией для подтверждения ткани опухоли. Лечение колоректального рака зависит от его расположения, размера и степени распространения, а также возраста и состояния здоровья пациента.

Хирургическая операция является распространенным методом лечения колоректального рака.

Генетическое исследование заключается в анализе состояния генетического маркера LOC727677 G(g.41686854)T, характеризующего риск колоректального рака.

Анализ выявляет общую предрасположенность и не связан с диагностикой редких форм раннего семейного рака прямой кишки, ассоциированных с генами MSH2 и MLH1 (наследственный неполипозный рак толстого кишечника, синдром Линча).

Локус LOC727677 (8q24) – это область, непосредственно взаимодействующая с геном MYC, который часто играет ведущую роль в развитии злокачественных новообразований, вследствие нарушения регуляции синтеза протоонкогенов (они кодируют белки, участвующие в контроле роста, деления и дифференцировки клеток).

Внутренняя поверхность толстой кишки контактирует с большим количеством факторов, способных приводить к повреждению клеток. Поэтому клетки, выстилающие стенку кишечника, постоянно обновляются.

Мутация, которая затрагивает ген, контролирующий рост клеток, может привести к их неконтролируемому делению, что, как правило, вызывает предраковую опухоль (аденоматозный полип).

Если вовремя не начать лечение, в конечном итоге она может перерасти в рак.

При выявлении генетического риска при отсутствии патологии основным методом профилактики является длительное диспансерное наблюдение, своевременное лечение всех предопухолевых состояний и устранение факторов, повышающих риск рака.

Факторы, способствующие развитию колоректального рака:

  • особенности питания (высокое содержание в рационе мяса и продуктов, богатых животными жирами, и низкое содержание растительной пищи);
  • чрезмерное употребление алкоголя;
  • курение;
  • возраст старше 55 лет;
  • малоподвижный образ жизни;
  • наследственность (возможность наследственной передачи болезни доказывает наличие семейных полипозных синдромов; отмечается возрастание риска развития колоректального рака приблизительно в 3 раза среди родственников первой степени родства больных раком или полипами толстой кишки);
  • воспалительные заболевания кишечника (неспецифический язвенный колит, болезнь Крона, панколит с давностью заболевания более 10 лет);
  • аденома толстой кишки в анамнезе;
  • диффузный семейный полипоз, одиночные и множественные полипы, ворсинчатые опухоли;
  • рак внутренних половых органов или молочной железы в анамнезе у женщин;
  • синдромы семейного рака;
  • иммунодефицитные состояния;
  • работа на вредном производстве (высокая частота колоректального рака среди работников асбестных производств).

Когда назначается исследование?

  • При семейном анамнезе по заболеванию (наличие у близких родственников диагностированного колоректального рака или аденоматозного полипоза).
  • При первичных опухолях, локализованных как в пределах толстой кишки, так и в других органах (молочных железах, матке, простате).
  1. Что означают результаты?
  2. LOC727677 G(g.41686854)T
  3. Возможные генотипы:

Клинически значимые генотипы, связанные с увеличением риска развития колоректального рака: G/GG/T. У пациентов с такими вариантами генотипа риск повышен в 1,5-2 раза по сравнению с общепопуляционным.

  • Важные замечания
  • Отсутствие мутации по исследованному генетическому маркеру не исключает колоректального рака вследствие других причин, в том числе наследственных онкологических синдромов.
  • Генетические маркеры
  • Также рекомендуется
  • Литература
  • Tomlinson et al., A genome-wide association scan of tag SNPs identifies a susceptibility variant for colorectal cancer at 8q24.21, Nat Genet, 2007 Aug;39(8):984-8. [PMID: 17618284]
  • Tuupanen S et al., The common colorectal cancer predisposition SNP rs6983267 at chromosome 8q24 confers potential to enhanced Wnt signaling., Nat. Genet., 2009 Aug;41(8):885-90. [PMID: 19561604]
  • Zanke et al., Genome-wide association scan identifies a colorectal cancer susceptibility locus on chromosome 8q24, Nat Genet, 2007 Aug;39(8):989-94. [PMID: 17618283]
  • Li L. et al., A common 8q24 variant and the risk of colon cancer: a population-based case-control study, Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2008 Feb;17(2):339-42. [PMID: 18268117]
  • Tuupanen S. et al., Allelic imbalance at rs6983267 suggests selection of the risk allele in somatic colorectal tumor evolution, Cancer Res. 2008 Jan 1;68(1):14-7. [PMID: 18172290]
  • Matsuo K., Association between an 8q24 locus and the risk of colorectal cancer in Japanese, BMC Cancer. 2009 Oct 26;9:379. [PMID: 19857256]

Неизвестно, повышает ли риск развития колоректального рака семейный анамнез аденоматозных полипов

Современные исследования до сих пор не могут ответить на вопрос о том, подвержены ли пациенты с семейным анамнезом аденоматозных полипов повышенному риску колоректального рака.

Основная идея последних работ посвященных проблеме, заключается в том, что подход к пациентам с семейным анамнезом аденоматозных полипов необходимо индивидуализировать. Таких больных не следует вести также, как и тех пациентов, чьи родственники первой степени родства страдали колоректальным раком.

При определении тактики ведения пациентов с семейным анамнезом аденоматозных полипов необходимо учитывать возраст родственников, результаты колоноскопии и гистологического заключения.

Из немногочисленные рекомендации порой можно сделать вывод «лечите так же, как при наличии родственника первой степени родства с колоректальным раком», что по всей видимости не основаны на строгих доказательствах.

На данный момент, к сожалению, не все рекомендации по данной проблеме заслуживают доверия. Ряд исследователей скептически относятся к достоверности рекомендаций, касающихся проведения скрининга среди лиц, имеющих родственников первой степени родства, страдающих аденоматозом.

Не исключено, что в ряде исследований вопрос был поставлен неправильно («Повышен ли риск аденоматоза у лиц, имеющих родственников первой степени родства, страдающих колоректальным раком?»), вместо того чтобы оценивать, повышен ли риск колоректального рака у пациентов, имеющих близких родственников с аденоматозом.

Читайте также:  Игх при раке молочной железы: нормы и расшифровка

В небольшом количестве исследований был правильно поставленный вопрос. В одном из этих исследований было обнаружено, что риск колоректального рака у людей, имеющих близких родственников с аденоматозом, повышен в 4,36 раза (абсолютный риск составляет 2,31%).

Во втором исследовании было продемонстрировано 2,27-кратное повышение риска колоректального рака или крупных аденоматозных полипов у людей, имеющих близких родственников с крупными аденоматозными полипами (не менее 1 см).

Различие по частоте только колоректального рака между лицами, имеющими соответствующий семейный анамнез и не имеющими такого анамнеза, было, однако, несущественным.

Если у родственников первой степени родства пациентов с аденоматозом отсутствуют указания на высокий риск развития колоректального рака, нет необходимости проводить какое-либо особое скрининговое обследование этих лиц просто потому, что у их родственника выявлен аденоматоз, как рекомендуют некоторые руководства. На данный момент доказательная база в отношении близких родственников пациентов с раком толстой кишки более убедительна, и их скрининг целесообразен.

Риск возникновения новых случаев злокачественных новообразований в семьях с синдромом Линча

Наследственный неполипозный колоректальный рак, синдром Линча, — первый синдром раковой семьи, описанный еще в 1913 г. Вартином, а в дальнейшем подробно изученный Генри Линчем. Начиная с 1993 г.

, многочисленными молекулярно-генетическими исследованиями было установлено, что синдром связан с наследованием мутаций одного из генов, ответственных за коррекцию ошибок репликации (гены репарации ошибочного спаривания, Mismatch Repair Genes) [1].

В предыдущем сообщении [2] были представлены данные сравнительного анализа клинико-генеалогических характеристик семей с синдромом Линча, раковых семей, в которых у родственников были злокачественные новообразования (ЗН) разных локализаций (не менее 3 случаев), в том числе колоректальный рак (КРР), и нераковых семей, где также были случаи КРР у 1—2 родственников. Показано, что синдромальные семьи отличались как от нераковых семей, так и от несиндромальных раковых. Главные отличия были по общей частоте больных с ЗН (поражено более 60% родственников), по частоте первично-множественных ЗН (ПМЗН) у женщин (57% от общего числа опухолей), по более раннему возрасту возникновения опухолей (на 10—20 лет) и большей продолжительности жизни с опухолью (на 5—7 лет). Повторный опрос семей показал, что новые ЗН у родственников также значимо чаще возникали в синдромальных семьях. В течение 5 лет новые ЗН возникли в 50% синдромальных семей у родственников 1-й степени родства и в 83% семей, если учитывать родственников до 3-й степени родства.

В настоящем сообщении представлены данные о частоте новых ЗН у родственников 1-й степени родства и пробандов в соответствии с полом родственников и о риске возникновения у них опухолей по сравнению с популяционной ожидаемой.

Исследование проведено на материалах Московского онкогенетического регистра (МОГР), функционирующего с 1990 г. при НИИ канцерогенеза Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина, и на базе онкологического диспансера №4 Москвы. Данные о родословных более 6 тыс. онкологических больных получены путем почтового, личного или телефонного опроса.

Верификация онкологических диагнозов пробандов и некоторых родственников проводилась по амбулаторным картам больных, выпискам из историй болезни стационаров, а также по данным филиала Московского канцер-регистра. С 1996 г. ведется мониторинг сведений о семьях, включенных в регистр 5 лет и более.

Семьям, с которыми можно связаться через пробандов или родственников, предлагается повторное анкетирование.

Поскольку проспективное исследование семей продолжается, в настоящем сообщении использованы дополнительные данные, полученные после предыдущего сообщения. Из 1228 повторно опрошенных семей отобраны 218, где встречались больные КРР среди родственников 1-й степени родства (включая пробанда).

Выборка разделена на три группы: первая — 6 семей с синдромом Линча (сЛинча), в 5 из них ранее выявлены мутации генов hMSH2 (4 семьи) и hMLH1 (1 семья) [3] и 1 семья, не исследованная молекулярно генетически, но с типичной клинико-генеалогической картиной синдрома; вторая — 37 раковых семей (РС), в которых было 3 и более случая ЗН у родственников, находящихся в 1-й степени родства к одному из больных, и поражение касалось двух и более поколений, но не было других признаков синдрома Линча; третья — 175 условно нераковых семей, которые по клинико-генеалогической картине не могли быть отнесены к раковым семьям (НеРС).

Семьи наблюдаются разное время, но все не менее 5 лет. Поэтому в работе использованы сведения, относящиеся только к 5-летнему сроку наблюдения. Поскольку не во всех родословных имелись точные сведения о родственниках 2—3-й степени родства, при анализе использовались данные только о пробандах и родственниках 1-й степени родства.

Частота больных с новыми случаями ЗН рассчитана на число пробандов и родственников 1-й степени родства старше 19 лет, живых к первой регистрации семьи.

Ожидаемая частота возникновения новых ЗН рассчитана с использованием возрастно-половой заболеваемости населения [4] и числа человеко-лет, прожитых родственниками 1-й степени родства и пробандами за 5 лет наблюдения. В анализ включены данные о членах родословных, которые были живы к первой регистрации семьи и прожили либо в течение всех 5 лет, либо до смерти в этот период времени.

Для родственников, которые достигли 20 лет в течение 5 лет наблюдения, в число человеко-лет вошли годы, прожитые после 20-летия. При первичной множественности новообразований, возникших за 5 лет, каждая опухоль учитывалась как отдельный случай, при этом соответственно увеличивалось и число человеко-лет. Использовались стандартные биометрические методы и пакет программ Excel 5.0.

В табл. 1

представлены данные о числе родственников и результаты анализа частоты возникновения у них новых ЗН. Среднее число родственников на семью было наименьшим в группе сЛинча (менее 3), но различия с двумя другими группами статистически незначимы. Во всех трех группах женщин было больше, чем мужчин.

Новые случаи ЗН были у 25% родственников в группе сЛинча, у 5% в группе РС и у 2% в группе НеРС. Достоверными оказались различия между группой сЛинча и двумя другими группами по частоте новых случаев ЗН у женщин и у всех родственников в целом (p

Наследственный рак толстой кишки и эндометрия: Генетический анализ

Цена исследования 35 000 руб.
Срок выполнения

35 раб.дн.

Записаться на исследование
+7 (495) 150-66-47
Исследуем: 22 гена

Панель «Наследственный рак толстой кишки и эндометрия» направлена на обнаружение патогенных мутаций в генах, ассоциированных с наследственными формами колоректального рака и рака эндометрия и наследственными опухолевыми синдромами, связанными с повышенным риском развития этих типов рака. 5-10% всех случаев рака толстой кишки и эндометрия имеют генетическую природу и обусловлены наличием мутаций в генах, связанных с развитием опухоли.

Для кого это исследование

Назначение этой панели исследований показано следующим группам обследуемых:

Здоровым людям с имеющимися случаями онкологических заболеваний этих органов в семье (например, при наличии трёх и более случаев опухолей толстого кишечника и/или рака эндометрия в семье в одной линии);

Здоровым людям без семейного анамнеза онкологических заболеваний исследование может дать важную информацию о генетической предрасположенности к онкологическим поражениям этих органов.

Такая вероятность существует, поскольку человек может быть носителем новых мутаций, которых нет у родителей, и кроме того, наследственный рак может наследоваться от здоровых носителей мутаций.

При этом в семье может не быть случаев рака, но у данного конкретного пациентабудет присутствовать новая комбинация онкогенных мутаций, унаследованных от обоих родителей-носителей, вызывающая рак.

Пациентам с аденоматозным полипозом.

Пациентам с уже диагностированной опухолью толстого кишечника или эндометрия в случае подозрения на наследственную природу заболевания, например,

  • в случае относительно раннего возраста развития рака (у пациентов моложе 50 лет),
  • в случае онкологически отягощённого семейного анамнеза,
  • при определённых типах опухолей (например, опухоли с высокой микросателлитной нестабильностью),
  • при наличии двух и более первичных очагов опухоли у одного пациента (в одном органе или в разных).

У этой группы пациентов выявление мутаций позволяет уточнить диагноз и прогноз, а также выбрать правильную стратегию лечения.

Читайте также:  Доброкачественные опухоли костей: могут ли быть метастазы? Шишка на кости

Конечная цель исследования – полная информация о мутациях, связанных с наследственными формами рака толстой кишки и эндометрия, интерпретированная специалистом с точки зрения клинической значимости.

Какие гены мы смотрим

  • Гены, включенные в панель (на основе рекомендаций Национальной онкологической сети США, NCCN):
  • APC, ATM, AXIN2, BLM, BMPR1A, CHEK2, EPCAM, GALNT12, GREM1, MLH1, MSH2, MSH3, MSH6, MUTYH, NTHL1, PMS2, POLD1, POLE, PTEN, SMAD4, STK11, TP53
  • Всего 22 гена.

Как сдать тест?

Материал для исследования – венозная кровь, которая берется в специальную пробирку.

Кровь можно сдать по месту жительства в любой лаборатории, либо в лаборатории Genetico в Москве. Наша логистическая служба доставит биоматериал из любой точки России до места проведения исследования без дополнительных расходов для заказчика.

Метод исследования — высокопроизводительное секвенирование ДНК нового поколения (next generation sequencing, NGS). Секвенирование – определение последовательности нуклеотидов ДНК, относится к современным высокоточным методам молекулярного анализа.

Срок выполнения

Мы проводим полное исследование и формируем заключение в течение 35 рабочих дней.

Может показаться, что это большой срок, но это не так. Это самая высокая скорость на рынке для подобных исследований такого объёма, проводимых с использованием технологии NGS.

Указанное время требуется для выполнения многоступенчатого исследования, включающего в себя большое количество высокотехнологичных лабораторных этапов и промежуточного контроля качества. В результате получается большой массив генетических данных, требующих отдельного анализа и интерпретации с помощью методов биоинформатики, на что тоже необходимо время.

Как выглядит заключение

Формат итогового заключения включает в себя описание результатов исследования и даёт следующую информацию:

у здорового человека – список патогенных и вероятно патогенных мутаций, их описание и интерпретация. Мутации с неизвестным клиническим значением в заключение не выносятся в связи с серьёзными сложностями их дальнейшей клинической интерпретации у здорового человека и низкой информативностью для дальнейших диагностических мероприятий.

у пациентов с диагностированным раком – список патогенных, вероятно патогенных мутаций и мутаций с неизвестным клиническим значением, их описание и интерпретация с точки зрения клинической значимости.

Заключение отправляется заказчику по электронной почте. Если есть необходимость получить заключение в бумажном варианте, мы отправим его в любой регион почтой России без дополнительных расходов для заказчика.

Что делать, если мутации выявлены?

После выполнения исследования, анализа данных и оформления заключения вы получите информацию о наличии мутаций, ассоциированных с наследственными формами рака толстой кишки и эндометрия и наследственными опухолевыми синдромами, связанными с повышенным риском развития рака молочной железы и рака яичников. В случае обнаружения мутаций возможны следующие варианты дальнейших действий:

  • обсуждение выявленных мутаций с врачом-генетиком (есть возможность онлайн консультации) с целью клинической интерпретации полученных результатов;
  • обсуждение с врачом-онкологом плана профилактических (УЗИ, колоноскопия, биопсия эндометрия, МРТ и т.д.) и превентивных (гистерэктомия, колэктомия) мероприятий у здорового человека;
  • обследование ближайших кровных родственников на наличие мутаций для выявления носительства методом секвенирования по Сэнгеру;
  • обсуждение с врачом-генетиком возможностей планирования беременности для рождения здорового потомства (пренатальная диагностика, ПГД) у пациентов детородного возраста;
  • уточнение диагноза и прогноза у пациентов с диагностированным раком;
  • выбор стратегии и тактики лечения у пациентов с диагностированным раком.

При этом у здорового человека появится возможность ранней диагностики или даже предотвращения развития опухолевого процесса, обусловленного наличием единичной мутации или парных мутаций, а у пациента с диагностированным раком в случае выявления мутаций может быть больше вариантов для эффективного лечения.

Стоимость исследования

Нам удалось достичь минимальной цены для исследования такого уровня и такого охвата. Стоимость панели составляет 35 000 рублей. При этом все возможные логистические издержки (доставку биоматериала из других городов, отправку заключений) мы берём на себя без дополнительных затрат со стороны обследуемого. Выгрузка сырых данных в указанную стоимость не входит.

Рекомендации

Если вы хотите определить предрасположенность к наследственным формам рака, но не знаете, что именно искать, рекомендуем пройти обследование по панели «Наследственный рак» (полная).

Это максимально полная панель в России, охватывающая наибольшее количество генов (всего – 207), мутации в которых наблюдаются при различных наследуемых злокачественных опухолях.

Определение мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 (кровь) в Москве

  • Приём, исследование биоматериала
  • Показания к назначению
  • Описание

Приём материала

  • Можно сдать в отделении Гемотест
  • Можно сдать анализ дома
  • В рамках программы скрининга и профилактики  рака молочной железы с целью выявления вероятности наследственной предрасположенности.
  • Женщинам, у родственников которых была обнаружена мутация в одном из генов.
  • Женщинам с раком молочной железы или яичников в семейном анамнезе.
  • Женщинам, переболевшим раком груди до 50 лет или переболевшим двусторонним раком груди.
  • Женщинам, переболевшим раком яичников.

Состав генетического комплекса:

  1. Рак молочной железы 1 (BRCA1). Полиморфизм: 5382InsC
  2. Рак молочной железы 1 (BRCA1). Полиморфизм: 4153DelA
  3. Рак молочной железы 2 (BRCA2). Полиморфизм: 6174DelT
  4. Рак молочной железы 1 BRCA1: 185delAG
  5. Рак молочной железы 1 BRCA1: 3819delGTAAA
  6. Рак молочной железы 1 BRCA1: 3875delGTCT
  7. Рак молочной железы 1 BRCA1: 300 T>G (Cys61Gly)
  8. Рак молочной железы 1 BRCA1: 2080delA

Рак молочной железы – самая распространённая форма рака у женщин. Так, в России, из всех женщин, заболевших раком, каждая пятая (21%) имеет именно эту патологию – рак молочной железы.

  Каждый год страшный диагноз слышат более 65 тысяч женщин, из них уходят из жизни более 22 тысяч. Хотя полностью избавиться от болезни на ранних стадиях возможно в 94% случаев.

В этот комплекс входит определение мутаций в генах BRCA1 и BRCA2.

Рак молочной железы и наследственность:

Рак молочной железы в семейной истории болезни вот уже многие годы считается фактором риска. Около ста лет назад были описаны случаи семейного  рака молочной железы, передающиеся из поколения в поколение.

В некоторых семьях болеют только раком груди; в других появляются и другие виды рака.  Около 10-15% случаев заболеваний раком молочной железы  – наследственные.

Риск заболеть раком груди для женщины, мать или сестра которой болели этой болезнью, в 1,5-3 раза выше по сравнению с женщинами, чьи ближайшие родственники не болели раком молочной железы. 

Рак молочной железы во всем мире считается наиболее исследованным онкологическим заболеванием. Каждый год появляется новая информация о природе этого онкологического заболевания и разрабатываются методики лечения.

Гены BRCA1 и BRCA2:

Еще в начале 90-х годов BRCA1 и BRCA2 были идентифицированы как гены предрасположенности к раку молочной железы и раку яичников. Наследственные мутации в генах BRCA1 и BRCA2 приводят к возрастающему в течение жизни риску развития рака груди. Оба этих гена имеют отношение к обеспечению стабильности генома, а точнее,  в механизме гомологичной рекомбинации для репарации двухцепочечной ДНК.

Помимо рака молочной железы, мутации в гене BRCA1 проявляются при раке яичников, причем оба типа опухолей развиваются в более раннем возрасте, чем при ненаследственном РМЖ.

BRCA1-ассоциированные опухоли в целом связаны с неблагоприятным прогнозом для пациентки, поскольку чаще всего относятся к трижды негативному РМЖ.

Этот подтип назван так из-за отсутствия в клетках опухоли экспрессии сразу трёх генов — HER2, рецепторов эстрогенов и прогестерона, поэтому и лечение, основанное на взаимодействии лекарств с этими рецепторами, невозможно.

Ген BRCA2 также вовлечен в процессы репарации ДНК и поддержание стабильности генома, — отчасти вместе с комплексом BRCA1, отчасти через взаимодействие с другими молекулами.

Мутации, характерные для определенных сообществ и географических групп, описаны также и для жителей нашей страны. Так, в России мутации BRCA1 представлены в основном пятью вариациями, 80% из которых — 5382insC. Мутации генов BRCA1 и BRCA2 приводят к хромосомной нестабильности и злокачественной трансформации клеток молочной железы, яичников и других органов.

Риск заболевания раком груди у женщин с мутацией генов BRCA1 и BRCA2:

У женщин – носительниц мутаций в одном из генов BRCA1 и BRCA2, риск заболеть раком молочной железы и раком яичников (реже – другими видами рака) выше, чем у других.

  Следует подчеркнуть, что степень риска заболеть раком груди меняется в зависимости от семейного анамнеза. Степень риска повторно заболеть раком груди у женщины – носительницы мутации, уже переболевшей раком груди, составляет 50%.

Риск заболеть раком яичников у носительниц мутации в гене BRCA1 составляет 16-63%, а у носительниц мутации в гене  BRCA2 – 16-27%.

Что ещё назначают с этим исследованием?

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector