Может ли женщина, которая перенесла рак молочной железы, родить здорового ребенка?

Трижды негативный рак молочной железы считается агрессивной формой онкологии, он не реагирует на многие виды терапии, его сложно лечить. «Афиша Daily» поговорила с Юлией Прониной, которая пережила эту форму рака, а потом родила ребенка — несмотря на то что врачи были против

Организатор мероприятий

О начале болезни

Может ли женщина, которая перенесла рак молочной железы, родить здорового ребенка?

Мне было 26 лет. Я получала дополнительное образование в Австралии, где изучала стратегии в рекламе. Как-то я вернулась в Москву на каникулы между семестрами и, когда утром надевала лифчик, обнаружила у себя маленькую горошину в груди. Раньше ее точно не было.

Мне нужно было срочно узнать, что это. Прямо в этот же день. Но я не знала, к кому обратиться, поэтому позвонила подруге, у которой уже были дети, и спросила, куда идти. Она дала мне совет, а также высказала предположение, что, скорее всего, ничего страшного случиться со мной в 26 лет не может.

Мне сделали УЗИ и сказали, что это обычная положительная фиброаденома (доброкачественная опухоль молочной железы. — Прим. ред.).

Пока я сидела в очереди, я успела изучить все заболевания груди, поэтому настояла на пункции. Результаты исследования я попросила забрать друга, потому что мне нужно было возвращаться в Австралию.

За месяц, пока я ждала результаты, горошина выросла до размера грецкого ореха.

Я не могла думать ни о чем, кроме опухоли, — где-то внутри я уже понимала, что это рак. Но, пока не скажут результаты анализов, всегда надеешься на лучшее.

Родственники говорили, чтобы я не накручивала себя: «Тебе же 26 лет! Все нормально, ты же сходила к врачу». Тем более что у мамы и бабушек рака не было.

Через два месяца я узнала результаты, это было в десятых числах сентября, накануне моего дня рождения. Мне позвонил друг и сказал: «Надо возвращаться, у тебя рак груди. Начальная стадия. Все нужно делать быстро». Он не медик, но его эта тема коснулась: мама умерла от рака груди, и он знал, что действовать нужно оперативно.

У меня автоматически хлынули слезы. Сейчас сложно воссоздать свои чувства тогда, но помню, что подумала о родителях и о том, как им рассказать. Вторая мысль — о детях. Я впервые осознала, что хочу стать мамой.

О принятии диагноза

Что будет дальше, я не понимала. Единственное, что я знала, — надо быстро лететь домой и лечиться. После того как я узнала о диагнозе, я пошла к знакомой, с которой мы вместе учились, прорыдала у нее весь вечер, выпила кучу ромашкового чая, чтобы успокоиться, но это не помогло.

На следующий день я начала действовать. Мне нужно было переподтвердить диагноз в Австралии, потому что иначе мне бы не вернули деньги за учебу. Я записалась к местному терапевту, который направил меня к онкологу. Сделали УЗИ, пункцию и подтвердили рак.

Я реагировала спокойно: я не надеялась на чудесное излечение — мне просто нужно было это подтверждение.

Всего за неделю я решила вопрос с документами и возвратом денег. В это же время мне из России позвонила подруга, которая нашла в Москве врача.

Это было большое облегчение, потому что родители обзвонили всех знакомых, и никто не знал, куда идти с этой проблемой. Я сразу не сообразила, что можно обратиться в онкоцентр на Каширке (Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.

Н.Блохина. — Прим. ред.), несмотря на то что жила почти по соседству. В итоге я отправилась именно туда.

Подробности по теме

«Я знаю, через что могу пройти»: каково это — заболеть раком, когда ты хирург-онколог

«Я знаю, через что могу пройти»: каково это — заболеть раком, когда ты хирург-онколог

Это было 10 лет назад, и я даже не знала, что кто-то не может пробиться в этот онкоцентр. В мое время ты либо приходил с заключением — направлением от местного онколога, либо шел в платное отделение, сдавал анализы. Если по результатам пункции рак подтверждался, тебя переводили на бесплатное лечение.

18 сентября я вернулась в Москву, сделала пункцию и трепанобиопсию (один из методов диагностики онкологии. — Прим. ред.). Мне диагностировали трижды негативный рак молочной железы (опухоль характеризуется агрессивным течением и не реагирует на многие существующие виды терапии. — Прим. ред.).

Уже в первых числах октября я начала химию, и в итоге я прошла через четыре химии до операции и еще через четыре после.

О химиотерапии

Может ли женщина, которая перенесла рак молочной железы, родить здорового ребенка?

Первая химия была самой сложной для меня, потому что я не знала, как все происходит и как я себя буду чувствовать после. Это я сейчас знаю, что ты приходишь, тебе делают капельницу на протяжении 30–40 минут или больше (иногда доходит до нескольких часов), а после этого ты идешь домой, где тебе становится плохо. В больнице не так плохо, потому что там тебе дают премедикацию (лекарственная подготовка к медицинским процедурам. — Прим. ред.), которая позволяет пережить вливания препаратов.

После химии было состояние как после огромной вечеринки — только ты идешь туда не добровольно и пьешь не сколько тебе хочется, а сколько в тебя вливают.

Было плохо. Тошнило, кружилась голова. Прописанные для облегчения симптомов свечки не сильно помогали. Меня сутки рвало, а потом я начинала потихонечку отходить и принимать пищу. Мне хотелось рассола и квашеной капустки. Кстати, если я ела что-то в день химии, то потом у меня к этому продукту было отвращение несколько месяцев. Правда, с шоколадом эта схема не сработала.

Психологически надо мной нависали мысли: «У тебя рак, выхода нет». В нашем обществе никто не думает, что от рака можно вылечиться. Сейчас ситуация немного поменялась, а 10 лет назад на человеке ставили крест. На меня смотрели с таким сочувствием: «Мы-то пожили, а тебе за что!» А я умирать не собиралась.

Пережить последствия химии мне помогали дыхательные упражнения и свежий воздух. Я открывала окна, устраивала сквозняк и глубоко дышала. Я так и после вечеринок делала, когда мне было плохо.

Об операции и реабилитации

Операцию мне делали 19 января. Перед операцией ты никогда не знаешь, что останется от твоей груди. Узнаешь только после наркоза. Читала, как другие девочки писали: «Не предупредили! Я проснулась — груди нет».

Когда проходит запланированная резекция, врачи отрезают кусок опухоли и отправляют на гистологию. Если по краям есть опухолевые клетки, отрезают всю грудь. Если нет — оставляют и зашивают. Мне удалили половину груди.

После операции мою опухоль стали проверять на ответ на лечение. Есть пять степеней ответа, а у меня была самая низкая, самая плохая. Мне назначили еще три химии уже другими препаратами, которые считались наиболее эффективными на тот момент, и отправили лечиться по месту жительства. После того как я узнала степень ответа, доверять свое лечение врачам я уже не могла.

Я нашла международный протокол лечения при моей стадии (новообразование размером 2–5 см. — Прим. ред.) и при моем типе заболевания — трижды негативном раке молочной железы. Оказалось, что одну химию мне просто недодали.

Тогда я записалась к другому химиотерапевту и сказала, что мне нужно еще одно назначение. Врач ответил: «Да, все верно, нужна еще одна химия». Я готовилась обороняться, но этого не понадобилось.

После окончания химии мне назначили лучевую на Каширке.

Подробности по теме

«Мои друзья с онкологией уже ушли»: каково это — бороться с саркомой

«Мои друзья с онкологией уже ушли»: каково это — бороться с саркомой

Во время лечения я получила колоссальную поддержку, которая приходила отовсюду. Я завела ЖЖ, который был посвящен истории лечения, и одной из первых начала писать о лечении рака груди открыто, без ников, от своего реального имени. Есть популярное сообщество в ЖЖ «Онкобудни». Его создательница как-то сказала мне, что на заведение страницы ее вдохновил мой ЖЖ.

Вначале у меня не было ресурсов на отношения. Когда я лечилась, все мысли были о лечении. Потом был период физической и психологической реабилитации, который затянулся на несколько лет. Возможно, если бы я обратилась к психологам, он бы сократился. Но тогда я не знала, что с такой проблемой можно пойти к психологу. Я и не осознавала, что мне нужна помощь.

Первый год после лечения я была не готова к отношениям. У меня не было половины груди, на ней был огромный шрам. Я не знала, какие вопросы зададут, когда увидят мое тело. Потом поняла: либо человек принимает мое тело, либо нет.

О беременности

Может ли женщина, которая перенесла рак молочной железы, родить здорового ребенка?

Каждый раз перед очередным [контрольным] обследованием было страшно. Но даже страх со временем притупляется. Я закончила лечение в 2010 году, а в 2015-м, когда уже почувствовала себя здоровой, я забеременела. Это была желательная беременность от любимого мужчины.

Но когда я пришла в женскую консультацию становиться на учет, там просто не знали, что со мной делать, просили бумажку о том, что мне можно беременеть. В онкоцентре на Каширке мне дали направление к гинекологу-репродуктологу, которая сказала: «Вы же знаете свои риски! Трижды негативный рак!» А затем добавила, что, конечно, понимает меня как женщина.

В женской консультации мне сказали: «Еще несколько лет назад тебя бы отправили на принудительный аборт». У меня полезли глаза на лоб.

Шел первый триместр, я была эмоционально чувствительной из-за гормональных изменений. И я уже любила своего ребенка, как можно было говорить об аборте?

Потом в роддоме по месту жительства у меня отказались принимать роды, ссылаясь на то, что из-за онкологии мне нужен специализированный роддом. В тот момент я уже была с огромным животом, и мне все это порядком надоело: надоел сбор анализов, надоело выяснять, где мне рожать и можно ли вообще рожать. Тогда я написала в Департамент здравоохранения Москвы.

На письмо отреагировали быстро и собрали консилиум у главного гинеколога города Москвы. Врачи сказали, что изучили мою историю болезни и вообще не понимают, почему меня гоняют по всем инстанциям, заставляя проходить обследования, — ведь я обычная беременная женщина.

Оказалось, что рожать я могу где хочу. Единственным вопросом осталось кормление грудью. Гинеколог велел посмотреть, будет ли лактация после родов, потому что из-за операции протоки, скорее всего, нарушены, из-за чего может развиться мастит.

В итоге мне подавили лактацию, хотя я знаю девочек, которые кормили сами.

16 июня 2016 года у меня родилась дочь. Кстати, 16 июня 2010 года у меня была последняя лучевая терапия. Такое вот интересное совпадение.

О помощи другим людям

Может ли женщина, которая перенесла рак молочной железы, родить здорового ребенка?

Во время лечения на Каширке я подслушала разговор женщины, прочитавшей книгу о лечении онкологии, которая помогла ей не бояться. Я тогда решила, что обязательно напишу книгу. И я написала книгу под названием «Стать мамой после рака груди». Связалась с несколькими издателями, но пока не берут. Может быть, выпущу за свои деньги.

Мне часто пишут, спрашивают, куда обращаться и что делать. Когда попадаешь в экстренную ситуацию, обычно нет времени перелопатить весь интернет, чтобы найти нужную тему. Поэтому я завела сообщество, где помогаю женщинам личным опытом. Потом благодарности пишут, мне это приятно. Мне кажется, что делиться опытом — моя миссия.

Подробности по теме

Близкий человек заболел раком: как его поддержать? 5 советов онкопсихолога

Близкий человек заболел раком: как его поддержать? 5 советов онкопсихолога

Если вы или кто-то из ваших близких столкнулся с онкологическим диагнозом женской репродуктивной сферы, — знайте, что вы не одни. Благотворительная программа «Женское здоровье» объединяет экспертов в сфере лечения онкологии женской репродуктивной сферы и оказывает информационную и психологическую поддержку женщинам с диагнозом.

Программа создала большое сообщество женщин с опытом жизни с онкологией по всей стране, которые поддерживают друг друга онлайн и во время личных встреч. В Москве в рамках проекта можно бесплатно посещать группы арт-терапии, танцев, йоги, скандинавкой ходьбы цыгун и ходить в качестве добровольцев в больницы, чтобы поддерживать женщин после операции.

Александр Бессонов

Врач-онколог, специалист по заболеваниям молочной железы

Трипл-негативный рак молочной железы (РМЖ) мы определяем через отрицания — то есть через исключение того, чем он не является. Клетки такой опухоли не имеют на своей поверхности структур, которые мы обычно выявляем при определении биологического подтипа РМЖ. Они не имеют гормональных рецепторов: то есть опухолевые клетки не получают стимулирующего сигнала от гормонов.

Когда я общаюсь с пациентами, я обычно объясняю это так: представьте себе дом, на крыше которого спутниковая антенна. Очевидно, что хозяин дома любит смотреть телевизор.

Когда мы видим на поверхности опухолевой клетки структуру, которая принимает определенный сигнал (своеобразную антенну), мы понимаем, что для опухолевой клетки этот сигнал имеет большое значение. При трижды негативном раке таких «антенн» на поверхности клеток мы не видим.

Опухоль не нуждается в экзогенной (внешней) стимуляции для своего роста и развития — она автономна. Такие опухоли характеризуются более агрессивным течением и чаще поражают внутренние органы — печень, легкие и головной мозг.

Читайте также:  Рак пищевода: симптомы на ранних стадиях, диагностика онкологии пищевода

Трипл-негативный РМЖ в определенной степени хуже других, поскольку наш арсенал терапевтических средств ограничен: мы не можем использовать ни гормонотерапию, ни биотерапевтическое лечение. У нас остается фактически один вариант: химиотерапия.

Сколько лет должно пройти после лечения рака, чтобы женщина смогла беременеть и рожать?

Стандартов в этом вопросе не существует. Это должно решаться индивидуально, на консультации с онкологом. В целом считается, что наибольшая частота местных рецидивов приходится на срок до двух лет после лечения.

Если в течение двух лет организм женщины находится в ремиссии (свободен от опухолевого процесса), многие онкологи разрешают пациенткам рожать. Некоторые онкологи говорят о трехлетнем сроке. Но многое зависит от обстоятельств: стадия заболевания, риски прогрессирования.

Необходима совместная консультация онколога и репродуктолога.

Критическое значение имеет репродуктивный потенциал женщины. После 35 лет качество яйцеклеток драматическим образом ухудшается — это биологический процесс, который не связан с онкологией.

Если речь идет о пациентке 38 лет, мы говорим о перерыве в год, три года или пять лет не только с точки зрения опухолевого процесса, но и с точки зрения репродуктивной функции.

При успешно излеченном злокачественном новообразовании препятствий для беременности и родов нет.

Подробности по теме

Онколог Илья Фоминцев о рисках развития и профилактике рака

Онколог Илья Фоминцев о рисках развития и профилактике рака

Она должна быть в тесном контакте с компетентными врачами — онкологом и гинекологом-репродуктологом. К сожалению, тот формат скрининговых обследований, которые обычно проходят роженицы, неадекватен. Нужен мультидисциплинарный подход и внимание к пациенту.

В процессе беременности и кормления можно и нужно проходить УЗИ. Дело в том, что сама по себе беременность, роды и первый год после родов — это состояния, ассоциированные с риском РМЖ, даже у женщин, которые не переносили онкозаболевание до родов.

Нужно сказать, что с компетентностью специалистов у нас в стране большие проблемы. К выбору специалиста, естественно, нужно подойти со всей ответственностью.

Любая гипердиагностика, любая ложная диагностика может повлиять на психоэмоциональное состояние женщины. Беременная женщина, которая перенесла онкозаболевание, нуждается в особой поддержке — как близких, так и врачей.

Если женщина перенесла онкозаболевание, важно не запугивать ее, не вводить в заблуждение. Беременность — очень хрупкое состояние.

Если действиями врача-онколога будет руководить необоснованный страх, то даже из лучших побуждений он может нанести пациентке психоэмоциональный и финансовый ущерб.

В конечном итоге это все может сказаться на здоровье ребенка. Компетентность и грамотность специалистов — залог успешного лечения.

«Афиша Daily» благодарит за помощь в подготовке материала благотворительную программу «Женское здоровье».

Беременность после рака молочной железы

Ни для кого не секрет, что достижения в области лечения рака груди за последние 10-20 лет привели к увеличению продолжительности жизни после успешного лечения рака груди у большинства пациенток. На ранней стадии это заболевание практически полностью излечимо.

Это ставит перед медициной новые задачи: необходимо заботиться не только об эффективности лечения, но и о качестве жизни пациента, перенесшего это заболевание. Одним из основных вопросов, волнующих молодых женщин после лечения рака груди, является возможность иметь детей.

Многие женщины задаются вопросом, можно ли и когда можно задумываться о планировании беременности после лечения рака молочной железы. Как правило, после завершения лечения беременность безопасна. Об основных аспектах проблемы говорит хирург Центра Маммологии доктор Искра Даскалова.

В последние годы наметились две параллельные тенденции: с одной стороны, все больше и больше  женщин откладывают момент деторождения (раньше первая беременность приходилась на 20-летний возраст, теперь все чаще и чаще на 30-летний), с другой стороны, рак молочной железы «молодеет» (всё чаще встречается среди женщин молодого возраста). Таким образом, нередко к моменту установления диагноза рак груди женщина не успела реализовать свой материнский потенциал. Существуют исследования, показывающие, что 47% женщин в возрасте до менопаузы, у которых был диагностирован рак груди, хотели бы иметь детей после лечения (Letourneau et al., Cancer 2012). Однако в прошлом завести ребенка удавалось только 3-5% таких женщин. Это происходило из-за неопределенности влияния беременности на дальнейший прогноз рака и страха, что это увеличит риск рецидива. Это приводило также и к высокому проценту абортов среди данной категории женщин (до 30% случаев). К счастью, за последние 2-3 года были опубликованы результаты нескольких важных исследований, позволивших развенчать старые предубеждения. Они доказали, что беременность после рака груди онкологически безопасна. Эти новые данные уже меняют нашу ежедневную практику.

По данным крупнейших мета-анализов, включавших 19 000 пациенток с раком груди (1 200 из них с беременностью после лечения), выявлено, что риск смерти на 41% ниже в тех случаях, когда женщина забеременела после лечения в сравнении с теми, когда беременности после лечения не было (Azim HA, Eur J Cancer, 2011).

Другое крупное исследование (1 200 пациенток с раком груди, 330 из них – с беременностью после лечения) подтвердило, что беременность после лечения рака груди безопасна безотносительно гормонального статуса опухоли (присутствия или отсутствия гормональных рецепторов в опухоли) (Azim HA, J Clin Oncol, 2013).

Поскольку около 15% выявляемых случаев рака груди приходятся на женщин в репродуктивном возрасте, то любой хирург-маммолог или медицинский онколог, должен знать об этих новых  результатах и не отговаривать от беременности женщин после прохождения успешного курса терапии раннего рака груди, как это случалось в прошлом.

Важно также отметить, что прежде чем начать лечение, в частности химио- или гормональную терапию, пациентку следует информировать о возможном негативном влиянии такого лечения на способность иметь детей. Тем, кто планирует беременность после окончания лечения, следует предложить консультацию репродуктолога до начала лечения. Соответственно планирование беременности следует обсудить с лечащим врачом во время установления диагноза, на этапе планирования лечения.

Не существует официальных международных протоколов относительно времени планирования беременности после лечения рака груди, но большинство экспертов в этой области рекомендуют срок не ранее 2 лет после установления диагноза, не ранее 6 месяцев после химиотерапии, и не ранее 3 месяцев после гормональной или прицельной терапии.

В настоящий момент в Европе проходит исследование (POSITIVE trail), результаты которого будут готовы в следующем году; они ответят на вопрос – безопасно ли временно приостановить гормональную терапию (курс которой длится достаточно долго –  как минимум, 5 лет) для того, чтобы родить ребенка, и затем возобновить и завершить полный курс гормональной терапии.

Кормление грудью после рака молочной железы, даже из той, на которой была проведена операция (в случае органосохраняющей операции), тоже возможно, безопасно и должно поощряться.

В подготовке статьи использовались материалы:

Safety of pregnancy following breast cancer diagnosis: a meta-analysis of 14 studies. Azim HA Jr, Santoro L, Pavlidis N, Gelber S, Kroman N, Azim H, Peccatori FA.  Eur J Cancer. 2011 Jan;47(1):74-83;

Prognostic impact of pregnancy after breast cancer according to estrogen receptor status: a multicenter retrospective study. Azim HA Jr, Kroman N, Paesmans M, Gelber S, Rotmensz N, Ameye L, De Mattos-Arruda L, Pistilli B, Pinto A, Jensen MB, Cordoba O, de Azambuja E, Goldhirsch A, Piccart MJ, Peccatori FA.  J Clin Oncol. 2013 Jan 1;31(1):73-9;

Pregnancy after breast cancer: if you wish, ma'am. Pagani O, Partridge A, Korde L, Badve S, Bartlett J, Albain K, Gelber R, Goldhirsch A; Breast International Group; North American Breast Cancer Group Endocrine Working Group. Breast Cancer Res Treat. 2011 Sep;129 (2):309-17;

Pretreatment fertility counseling and fertility preservation improve quality of life in reproductive age women with cancer. Letourneau JM, Ebbel EE, Katz PP, Katz A, Ai WZ, Chien AJ, Melisko ME, Cedars MI, Rosen MP. Cancer. 2012 Mar 15;118(6):1710-7;

Pregnancy after Breast Cancer: Myths and Facts. Pagani O, Azim H Jr. Breast Care (Basel). 2012 Jun;7(3):210-214;

Pregnancy after breast cancer: population based study. Ives A, Saunders C, Bulsara M, Semmens J. BMJ. 2007 Jan 27;334(7586):194.

Childbearing and survival after breast carcinoma in young women. Mueller BA1, Simon MS, Deapen D, Kamineni A, Malone KE, Daling JR. Cancer. 2003 Sep 15;98(6):1131-40.

Pregnancy after adolescent and adult cancer: a population-based matched cohort study. Stensheim H, Cvancarova M, Møller B, Fosså SD. Int J Cancer. 2011 Sep 1;129(5):1225-36

Birth outcome in women with previously treated breast cancer—a population-based cohort study from Sweden. Dalberg K, Eriksson J, Holmberg L. PLoS Med. 2006 Sep;3(9):e336.

Birth outcome in women with breast cancer. Langagergaard V, Gislum M, Skriver MV, Nørgård B, Lash TL, Rothman KJ, Sørensen HT. Br J Cancer. 2006 Jan 16;94(1):142-6.

Pregnancy occurring during or following adjuvant trastuzumab in patients enrolled in the HERA trial (BIG 01-01). Azim HA Jr, Metzger-Filho O, de Azambuja E, Loibl S, Focant F, Gresko E, Arfi M, Piccart-Gebhart M.  Breast Cancer Res Treat. 2012 May;133(1):387-91;

Breastfeeding in breast cancer survivors: pattern, behaviour and effect on breast cancer outcome. Azim HA Jr, Bellettini G, Liptrott SJ, Armeni ME, Dell'Acqua V, Torti F, Di Nubila B, Galimberti V, Peccatori F. Breast. 2010 Dec;19(6):527-31.

Chemotherapy, targeted agents, antiemetics and growth-factors in human milk: how should we counsel cancer patients about breastfeeding? Pistilli B, Bellettini G, Giovannetti E, Codacci-Pisanelli G, Azim HA Jr, Benedetti G, Sarno MA, Peccatori FA. Cancer Treat Rev. 2013 May;39(3):207-11. 

Беременность после лечения ранней стадии рака груди

Эта информация отвечает на некоторые часто задаваемые вопросы о беременности после лечения ранней стадии рака груди.

Ситуация каждой пациентки индивидуальна. Если вы планируете забеременеть, поговорите с сотрудниками вашей лечащей команды о том, какой вариант лучше подходит для вас.

Безопасна ли для меня беременность после лечения рака груди?

Хотя беременность после лечения рака груди безопасна, некоторые женщины обеспокоены повышением уровня гормона эстрогена во время беременности и связанным с этим риском рецидива (повторного возникновения рака). Однако беременность после лечения рака груди не повышает риск рецидива или смерти от рака.

Сколько нужно подождать после окончания лечения, прежде чем начинать попытки забеременеть?

Сложно сказать, сколько конкретно времени необходимо ждать после окончания лечения рака груди, прежде чем начинать попытки забеременеть. Вот некоторые факторы, которые примет во внимание ваш врач перед тем, как разрешит вам попытаться забеременеть.

  • Принимаемые во время лечения лекарства должны полностью выйти из организма. Принимаемые лекарства могут повлиять на здоровье будущего ребенка. Следует учитывать 2 фактора:
    • Химиотерапия может стать причиной генетических мутаций (изменения генов) некоторых яйцеклеток. Эти мутации могут вызвать проблемы со здоровьем у ребенка, зачатого из этих яйцеклеток. Вам следует подождать не менее 1 года после завершения химиотерапии, прежде чем начинать попытки забеременеть, чтобы у организма было время избавиться ото всех поврежденных яйцеклеток.
    • Химиотерапия и некоторые другие виды лечения рака могут нанести вред растущему зародышу или плоду. Если вы забеременеете во время такого лечения, повысится риск выкидыша или врожденных пороков развития ребенка. Время выведения разных лекарств из организма отличается, поэтому необходимая длительность ожидания будет зависеть от вида полученного вами лечения.
  • Риск повторного возникновения рака. Вам следует избегать беременности во время периода, когда риск повторного развития рака наиболее высок.
    • В случае повторного развития рака во время беременности некоторые виды лечения могут стать невозможны. Время, в течение которого необходимо подождать, прежде чем планировать беременность, является индивидуальным для каждой пациентки. Проконсультируйтесь со своим врачом по поводу того, как долго вам рекомендуется подождать, прежде чем пытаться забеременеть.
  • Необходимость в эндокринной (гормональной) терапии.
    • Эстроген-рецептор положительный рак груди (estrogen receptor positive (ER+)) — это тип рака груди, при котором для роста раковых клеток необходим эстроген. Эндокринная терапия блокирует проникновение эстрогена в опухоль, снижая риск повторного возникновения рака.
    • Длительность эндокринной терапии составляет от 5 до 10 лет. Мы не знаем, повлияет ли на эффективность эндокринной терапии ее отмена на период беременности. Решение прервать терапию, чтобы попытаться забеременеть, принимается лично пациенткой. Поговорите с вашей лечащей командой, чтобы принять правильное решение.
    • После остановки терапии вам потребуется подождать определенный период, прежде чем пытаться забеременеть. Это необходимо для того, чтобы вывести лекарство из организма. Если вы решили прервать эндокринную терапию, мы рекомендуем возобновить ее после рождения ребенка или прекращения грудного вскармливания.
Читайте также:  Диагностика меланомы: как распознать на ранних стадиях? Метастазы меланомы, беспигментная меланома

Используйте противозачаточные средства для предотвращения беременности до разговора с лечащей командой, в ходе которого вам помогут составить подходящий план действий. Медная внутриматочная спираль (intrauterine device (IUD)) и презервативы — это противозачаточные средства, не содержащие гормоны. Для получения дополнительной информации ознакомьтесь с материалом Секс и лечение рака.

Есть ли риски для здоровья моего будущего ребенка, после того как я пройду лечение рака груди?

У детей, рожденных женщинами, прошедшими лечение рака груди, и детей, рожденных женщинами, которые не проходили такое лечение, риск врожденных пороков развития одинаков. Однако важно подождать, пока врач не скажет вам, что можно начинать попытки забеременеть. Это необходимо для того, чтобы принятые во время лечения лекарства полностью вывелись из вашего организма.

Если у меня обнаружена генетическая мутация, связанная с раком, что я могу сделать, чтобы не передать ее моим будущим детям?

Чтобы не передать вашему ребенку наследственную (передаваемую ребенку от матери и отца) генетическую мутацию (например, BRCA1 или BRCA2), вы можете рассмотреть возможность экстракорпорального оплодотворения (in vitro fertilization (IVF)) для создания эмбрионов, которых можно протестировать на наличие мутаций. Во время IVF вы будете в течение примерно 10 дней принимать гормоны для стимуляции яичников. Затем яйцеклетки будут извлечены и оплодотворены спермой для создания эмбрионов. Примерно через 5 дней клетки будут отделены от эмбрионов и исследованы на наличие мутаций. Это называется предимплантационным генетическим исследованием (preimplantation genetic testing (PGT)). Когда вы будете готовы забеременеть, вы сможете выбрать только эмбрионы без мутаций. PGT также можно проводить если яйцеклетки или эмбрионы были заморожены перед лечением. IVF и PGT могут быть дорогостоящими процедурами и могут не покрываться страховкой.

Если я заморожу яйцеклетки или эмбрионы перед лечением, нужно ли мне использовать их или можно попытаться забеременеть естественным путем?

После завершения лечения вы сможете попытаться забеременеть естественным путем, если захотите. Если вы не забеременеете после 3–4 месяцев попыток, вы можете пройти обследование у вашего репродуктолога-эндокринолога (специалиста по детородной функции). Если у вас сниженное количество яйцеклеток, шанс достичь успеха будет выше при использовании замороженных яйцеклеток или эмбрионов.

Если вы прерываете эндокринную терапию, важно ограничить продолжительность перерыва. В этом случае вы можете использовать замороженные яйцеклетки или эмбрионы, а не пытаться забеременеть естественным путем.

Что если к моменту, когда я буду готова забеременеть, у меня наступит менопауза?

При наступлении менопаузы (прекращения менструальных циклов) после лечения вы будете неспособны забеременеть естественным путем. Вам придется использовать яйцеклетки или эмбрионы, которые вы заморозили перед лечением, либо использовать яйцеклетки донора. Если у вас нет других гинекологических проблем или проблем со здоровьем, вы сможете выносить беременность.

Однако при наступлении менопаузы яичники не вырабатывают гормоны, необходимые для утолщения внутреннего слоя матки и ее подготовки к имплантации и развитию эмбриона. Ваши врачи — специалисты по детородной функции назначат вам гормоны для приема перед трансплантацией эмбриона.

Также в течение 3 месяцев после трансплантации вам потребуется принимать гормоны, которые помогут вам во время беременности.

Смогу ли я кормить ребенка грудью после лампэктомии, мастэктомии или радиотерапии молочной железы?

После мастэктомии вы не можете кормить ребенка грудью, которая подвергалась лечению, поскольку ткани молочной железы, вырабатывающие молоко, были удалены. Это относится даже к мастэктомии с сохранением соска.

После лампэктомии с радиотерапией молочная железа не сможет вырабатывать достаточное количество молока для грудного вскармливания. Вы сможете кормить ребенка из другой молочной железы.

Если вам провели только лампэктомию, вы сможете кормить ребенка из обеих молочных желез. Раковые клетки не передадутся ребенку через молоко.

Особенности беременности после рака молочной железы — роддом "Лелека"

Рак молочной железы – самая распространенная форма онкозаболевания в Украине. Ежегодно рак груди диагностируется почти у 15 тысяч женщин в Украине.

  Хорошая новость в том, что это заболевание излечивается даже на второй и третьей стадии развития. Более того, организм женщины способен восстановиться после лечения до такой степени, что пациентка может стать мамой.

По статистике, примерно 3% женщин, перенесших рак молочной железы, беременеют и становятся матерями.  

Вопросом сохранения фертильности у молодых женщин после рака молочной железы активно занимаются ученые. Пока что однозначных выводов они не делают, но есть ряд обоснованных предположений. А именно:

  • у большинства молодых женщин после лечения рака груди сохраняется способность к деторождению;
  • лечение опухоли может проводиться даже во время беременности;
  • далеко не во всех случаях лечение рака груди сказывается на здоровье плода;
  • тем не менее, планирование беременности показано после истечения опасного периода, от шести месяцев до пяти лет;
  • опасный период для каждой женщины индивидуален, зависит от стадии, на которой был диагностирован рак, методов лечения, осложнений, рецидивов и так далее.

Рак груди во время беременности

Нередко опухоль молочной железы обнаруживается во время беременности. Бытует мнение, что гормональный всплеск во время беременности провоцирует бурный рост опухоли, особенно у женщин с ER-положительным типом опухоли. Развитие этого типа рака напрямую связано с уровнем эстрогена. Однако, по мере накопления статистических данных, исследователи стали склоняться к другому мнению. 

Во время беременности структура молочной железы меняется, грудь становится больше, наливается. Обследованию груди гинекологи женской консультации уделяют особое внимание: выявленная вовремя мастопатия поможет предотвратить мастит и связанные с ним проблемы. 

Именно тщательное исследование и приводит к выявлению опухолей во время беременности. А вот влияние эстрогена на раковые опухоли оказалось преувеличенным. 

Более того, некоторые типы опухоли можно лечить во время беременности с минимальным риском для плода.

Конечно, такое опасное заболевание может не пройти незамеченным для матери и ребенка, поэтому, если ситуация позволяет, жесткие методы терапии откладывают на послеродовой период. С другой стороны, часто промедление может быть еще более опасным.

  Поэтому лечение рака молочной железы зависит от срока беременности, стадии заболевания, типа опухоли, а также состояния здоровья женщины. 

Особенности беременности после рака груди

На сексуальной функции пересенная опухоль молочной железы не сказывается: женщина испытывает желание и может заниматься сексом. Фертильная функция сохраняется не всегда — радио- и химиотерапия могут привести к бесплодию. Но это скорее исключение, чем правило: современные методы лечения позволяют сохранить фертильность, забеременеть и родить ребенка.  

Наилучшее время для того, чтобы заводить ребенка после рака молочной железы  — два года спустя, при условии, что болезнь не возвращалась и не было рецидивов. После применения химио- и радиотерапии безопасный срок может быть больше. Тем не менее, если женщина чувствует себя хорошо, и обследование у врача не дает поводов для беспокойства, беременность не противопоказана. 

Проводились серьезные исследования выживаемости женщин после перенесенного рака груди. Ученые Американского сообщества по изучению рака обработали информацию о 1207 женщинах, принимавших участие в исследовании за 10 лет.

Поразительно, но у женщин, которые в течение 10 лет после перенесенного рака молочной железы забеременели и родили ребенка, выживаемость была выше на 42%.

Ученые полагают, что более высокий уровень выживаемости связан с активизацией защитных систем организма во время беременности. 

Беременность и редицив рака молочной железы

До недавнего времени было принято считать, что новая беременность и вызванная ею перестройка гормональной системы может спровоцировать рецидив рака груди.

Однако исследования показали, что во время беременности женщины просто чаще и лучше обследуются, за счет чего и растет процент выявленных случаев заболевания. Сама же беременность ни до, ни после перенесенного заболевания не является подтвержденным стимулирующим фактором для развития опухоли.

Поэтому, если женщина выдержала рекомендованный период после выздоровления, и рецидивов за это время не случилось, можно планировать новую беременность. 

А вот отказ от грудного вскармливания наоборот, провоцирует развитие рецидива. Поэтому женщинам, перенесшим рак груди, рекомендуется кормить ребенка грудью — как здоровой, так и той, что была поражена опухолью. На качестве молока и здоровье ребенка перенесенная опухоль не отразится.

Рак молочной железы и беременность. Несколько граней одной проблемы

Обзор

Возможно, что хоть раз в своей практике каждый практикующий гинеколог наблюдал беременных пациенток, у которых во время беременности было диагностировано онкологическое заболеваний.

Первым желанием любого врача будет рекомендация избавиться от беременности и заняться самым безолагательным лечением злокачественного заболевания.

Но все меняется, в том числе и подходы к наблюдению и ведению таких пациенток.

РМЖ и беременность

Вопрос — влияет ли беременность на рост опухоли молочной железы и способствует ли ее распространению — волнует каждого гинеколога. Еще в 1880 г. С.

Гросс высказал мнение, что РМЖ, развивающийся на фоне беременности и лактации, отличается быстрым ростом и более выраженным злокачественным течением.

С 50-х годов прошлого века в литературе начинают появляться более оптимистичные прогнозы относительно течения и отдаленных исходов заболевания у больных данной группы.

По данным зарубежным материалов, на 3000 беременностей приходится 1 случай РМЖ. По данным Т. White, основанным на наблюдении 45 881 женщин, РМЖ развивается на фоне беременности или вскоре после родов у 2,8% обследованных. По другим данным до 7,3% женщин моложе 45 лет, страдающих РМЖ, являются беременными или кормящими.

Читайте также:  Как сохранить фертильность после лечения рака?

25% случаев заболевания встречается в возрасте до 45 лет, в активный репродуктивный период, а около 70% случаев РМЖ, связанных с беременностью и лактацией, отмечается в молодом возрасте (данные American Cancer Society).

На сегодняшний день научных и клинических доказательств возникновения опухоли во время беременности de novo нет. Поэтому с большей долей вероятности можно предположить, что онкологический процесс, диагностированный во время беременности, — следствие уже имеющегося скрытого опухолевого процесса в молочной железе, просто ранее не обнаруженного.

Но угроза прогрессирования заболевания во время наступления беременности всегда будет существовать.

Многие гинекологи знают, что пациентки, заметившие в начале беременности лишь небольшую по размерам опухоль, через 9 месяцев при отсутствии лечения обращаются к онкологу на поздней стадии.

Возможно, подъем уровня половых гормонов во время беременности стимулирует рост уже имеющейся опухоли, которая связана с естественным повышением уровня эстрогенов и прогестерона. Помимо этого, обильное кровоснабжение молочной железы стимулирует развитие опухоли.

25–35% женщин, обнаруживших узел в молочной железе, к врачу не обращаются, списывая это образование на специфические изменения молочных желез при беременности. Следствие этого — поздняя диагностика опухоли.

По частоте встречаемости во время беременности встречаются:

  • Рак молочной железы — 50% всех опухолей и опухолевидных образований, выявляемых во время беременности
  • Галактоцеле
  • Хронический лактационный мастит

Особенностями РМЖ при беременности является быстрая инвазия в окружающие ткани, что ведет к возникновению острых и диффузно-инфильтративных форм рака, быстрая диссеминация опухолевого процесса, метастатическое поражение лимфатических коллекторов разного уровня, вплоть до надключичных.

Гистологические варианты РМЖ, наблюдаемые у молодых женщин, не зависят от того, беременны они или нет. Наиболее часто у этих женщин наблюдается инвазивный протоковый тип (75–90% наблюдений) [5].

Воспалительно-инфильтративные формы встречаются чрезвычайно редко: 1,5–4% наблюдений.

Более высокая частота лимфогенных метастазов характерна для РМЖ у молодых женщин, а не для рака в сочетании с беременностью

К моменту установления диагноза средние размеры опухоли колеблются от 5–6 до 15 см, частота распространенных форм — от 72 до 85%, при этом в 20% случаев выявляются метастазы во внутренние органы.

В РОНЦ им. Н. Н. Блохина проблемой РМЖ у беременных занимаются с 1972 года. По данным этого учреждения из числа наблюдавшихся беременных и лактирующих женщин 21% к моменту диагностики рака признаны первично-неоперабельными.

В 88% процесс оказался местнораспространенным и лишь в 12% — локальным. Наиболее частыми у обследованных в этот период наблюдения оказались маститоподобная, отечно-инфильтративная и инфильтративно-язвенная формы рака.

К настоящему времени Центр располагает данными более чем о 200 случаях сочетания РМЖ, ассоциированного с беременностью.

Диагностика РМЖ во время беременности

  1. Резкое увеличение массы молочной железы во время беременности и лактации. Увеличивающаяся во время беременности молочная железа, изменение ее плотности, могут маскировать опухолевый процесс, и часто ни врач, ни сама женщина не могут представить о таком сочетании беременности и рака.
  2. Методом обследования женщины при обнаружении узлового образования в молочной железе является УЗИ молочной железы. В 85% случаев оно способно помочь правильно поставить диагноз и своевременно направить женщины к онкологу.
  3. Маммография может применяться при адекватном экранировании и защите плода в исключительных случаях, а именно если по УЗИ выявляется подозрительный на рак участок, который сливается с гипертрофированными тканями, т. е. при отсутствии возможности четко дифференцировать злокачественную опухоль.
  4. «Соr»-биопсии или эксцизионная биопсия, проводимая под местной анестезией.
  5. Выявление метастазов — МРТ.

Лечение и ведение пациенток. Необходимость прерывания беременности

Повышение количества эстрогенов в начале беременности, как и увеличение уровня гормонов желтого тела и плаценты во 2-й ее половине, стимулируют рост опухоли в молочной железе.

Но, несмотря на чувствительность опухолевой ткани к гормональной стимуляции в период беременности и лактации, при сравнении сопоставимых по возрасту и стадии процесса групп больных выживаемость среди беременных и небеременных женщин оказалась одинаковой.

Прерывание беременности с последующим проведением стандартной химиотерапии не улучшает прогноз заболевания.

Даже при распространенных формах болезни выборочное прерывание беременности с последующим выключением функции яичников не позволяет существенно улучшить выживаемость.

Таким образом, прерывание беременности у женщины, страдающей РМЖ, не является эффективной и адекватной мерой борьбы с заболеванием.

Если же пациентка принимает решение о прерывании беременности, то планирование лечения РМЖ в дальнейшем не отличается от такового у небеременных женщин. Наличие бывшей беременности может учитываться в таком случае как один из факторов неблагоприятного прогноза.

Алгоритм ведения пациентки:

  1. Совместное решение врачей, пациентки и ее семьи — сохранение или прерывание беременности.
  2. При решении прервать беременность — лечение начинается немедленно в полном объеме после прерывания беременности.
  3. При решении сохранения беременности — лечение откладывается до родов. Прогноз неблагоприятный.

В настоящее время есть методики, позволяющие проводить лечение беременных женщин с минимальным влиянием на плод.

1 этап — радикальная мастэктомия. Операция и анестезиологическое пособие во всех триместрах беременности безопасны для матери и для ребенка, не приводят к преждевременным родам, самопроизвольному аборту.

  • 2 этап — химиотерапия и лучевая терапия
  • Лечение РМЖ в зависимости от триместра беременности
  • 1 триместр — высокий риск развития врожденных уродств плода (10–20%) и самопроизвольных абортов.
  • 2 и 3 триместры — увеличивается частота преждевременных родов, миелосупрессии у матери и плода, кровотечений и инфекций, задержки роста плода, рождения мертвого плода.

Andercen Cancer Center (США) опубликовал свои данные по наблюдению за 54 пациентками с беременностью и РМЖ. Средний срок беременности составлял 22,8 недель (от 10 до 34 недель).

  1. 23 (43%) из них получали неоадъювантную ХТ и 85% пациенток амбулаторно получали ХТ по схеме PAC во 2 и 3 триместрах беременности с последующим оперативным лечением.
  2. Оперативное лечение выполнено 56% пациенток на любом сроке беременности.
  3. Лучевая терапия проводилась после родов.
  4. Роды происходили в среднем на 37 неделе.

Состояние детей: Масса тела рожденных детей составляла 2964 г. в среднем.

У 1 ребенка — субарахноидальное кровоизлияние, 1 ребенок — синдром Дауна.

На момент публикации исследования (2005 год) были живы 76% пациенток.

Выводы проведенного исследования:
Оперативное лечение безопасно на любом сроке беременности, проведение химиотерапии целесообразно на 2 и 3 сроках беременности. Лучевая терапия проводится после родов.

Выбор >ХТ-препаратов

  • Доксорубицин — менее токсичен по сравнению с другими препаратами в 1 триместре беременности, и относительно безопасен в других сроках беременности. Описано много наблюдений применения доксорубицина во 2 и 3 триместрах без отрицательного влияния на плод.
  • Циклофосфан — стоит вторым в ряду ХТ-препаратов после доксорубицина по токсичности, наряду с которым является препаратом выбора для лечения беременных с РМЖ.
  • Метотрексат и 5-фторурацил — наиболее токсичные препараты, но последний все же применяется в схеме PAC.
  • Таксаны — мало доступной информации по их применению у беременных.

Лучевая терапия

У беременных ЛТ не применяется из-за ее тератогенных свойств.

Пороговой повреждающей дозой для плода в I и II триместрах считается 0,1 Гр; доза от 0,1 до 0,15 Гр приводит к дефектам развития, нарушениям ЦНС, доза 0,5- 1 Гр — к задержке развития, а доза 1–2,5 Гр — к уродствам.

В III триместре плод менее чувствителен к лучевым воздействиям, но, тем не менее, от лучевой терапии воздерживаются на протяжении всей беременности.

Поля облучения можно сконцентрировать на МЖ, грудной клетке, подмышечных лимфатических узлах. На протяжении первых 2х недель беременности лучевая терапия может привести к спонтанному аборту.

Между 2 и 8 неделями беременности повышается риск пороков развития плода.

Лучевая терапия после 8 недель беременности приводит к задержке психосоматического развития новорожденных; на протяжении жизни у них повышается риск развития онкологических заболеваний

Результаты двух рандомизированных исследований показывают, что химиотерапия и лучевая терапия будут эффективными, если проводятся в течение 7 месяцев после хирургического лечения. Если интервал более длительный, адьювантная терапия неэффективна.

Гормональная терапия

Споры о целесообразности проведения профилактической кастрации у пациенток, перенесших РМЖ на фоне беременности, все еще продолжаются. Пока нет достаточных оснований утверждать, что кастрация удлиняет срок безрецидивного течения и предупреждает метастазирование.

Есть также мнение, что отдаленные результаты лечения у больных РМЖ, забеременевших впоследствии, лучше, чем у больных, перенесших овариэктомию.

Объяснить это можно тем, что только при длительном безрецидивном течении болезни после операции женщина может решиться на новую беременность.

Выбора метода лечения в зависимости от стадии заболевания

  1. При начальных стадиях (Т1abN0М0) рекомендуется модифицированная радикальная мастэктомия с сохранением обеих грудных мышц с отсроченной реконструкцией. Органосохраняющие операции, требующие послеоперационной лучевой терапии, противопоказаны в I триместре беременности. Лучевая терапия может быть отложена до послеродового периода. Адъювантная химиотерапия при раннем раке (Т1abN0М0) и благоприятных прогностических факторах не рекомендуется, поскольку выживаемость в таких случаях достигает 100%, а рецидивы опухоли не возникают.
  2. При неблагоприятных факторах прогноза (недифференцированные, анапластические опухоли, отрицательные гормональные рецепторы опухоли) в начальных стадиях рекомендуется (после родов) адъювантная химиотерапия. При положительных рецепторах после химиотерапии назначают антиэстрогены.
  3. При IIа (Т1N1М0, Т1N1М0, Т2N0М0) — IIb (Т2N1М0, Т3N0М0) стадиях — модифицированная радикальная мастэктомия с отсроченной пластикой является операцией выбора в течение всего срока беременности. При решении пациентки прервать беременность химиотерапию назначают сразу после операции. Секторальная резекция с подмышечной лимфаденэктомией и последующей лучевой терапией предусматривает необходимость прерывания беременности в I триместре. Если беременность сохраняется и на ее фоне выполняется органосохраняющая операция, лучевую терапию следует отложить до послеродового периода.
  4. Если пациентка информирована о возможном риске для плода и отказывается от лекарственного лечения, после операции дополнительная терапия может быть отсрочена до момента раннего родоразрешения. Тамоксифен при эстрогенположительных рецепторах назначают после завершения беременности и проведения адъювантной химиотерапии.
  5. При местно-распространенном РМЖ в стадии IIIa (Т1-2N2М0; T3N1-2M0), IIIb (T4-любаяNM0), IIIc (любая TN3M0) и при отечно-инфильтративных формах РМЖ, рекомендовано прерывание беременности в качестве 1-го этапа лечения. Если же пациентка обратилась к врачу в III триместре беременности и считает (как и ее семья) приоритетом здоровье плода (будущего ребенка), в этом случае лечение начинается после раннего родоразрешения.

В случае полной информированности больной обо всех возможных осложнениях и при решении немедленно начать лечение, сохранив плод, во II и III триместрах предлагается неоадъювантная терапия по схеме АС (адриамицин, циклофосфан). После окончания химиотерапии и выполнения модифицированной радикальной мастэктомии при эстрогенположительных рецепторах назначают гормонотерапию (после родов).

Если у беременной диагностируется распространенный РМЖ с (множественными) отдаленными метастазами, после беседы с родственниками пациентки приоритетной целью становится здоровье плода/ребенка.

Выбор метода лечения следует определять индивидуально и предпочтительно консилиумом (хирург, химиотерапевт, специалист по лучевой терапии, психолог) с учетом распространенности опухоли и сроков беременности.

Отсутствуют отдаленные данные о судьбах и здоровье детей, родившихся от матерей с РМЖ во время беременности.

Беременность после лечения РМЖ

Вопрос о повторной беременности после перенесенного РМЖ широко обсуждается в онкологических кругах. Некоторые ученые считают, что требуется категорически запретить последующие беременности, другие считают, что минимальный интервал между лечением и последующей беременностью составляет от 6 месяцев до 5 лет.

Прогноз заболевания

Многочисленные современные исследования свидетельствуют, что в случае одинакового возраста пациенток и одинаковой стадии развития заболевания прогноз не зависит от наличия или отсутствия беременности.

По данным французских авторов, разница в продолжительности жизни у пациенток с одинаковой стадией на момент установления диагноза достоверно не отличается от наличия и отсутствия беременности, а также при стадии опухоли N+ и N-. В то же время существует много работ о том, что у беременных женщин рак выявляется впервые в более запущенной стадии, чем вне беременности.

Именно запоздалая диагностика объясняет, почему продолжительность жизни без метастазов и показатели пятилетней выживаемости больных хуже при сочетании РМЖ и беременности.

В литературе не описано отрицательного влияния РМЖ на состояние плода. Неизвестны также случаи передачи заболевания плоду. Описано 60 случаев метастазов РМЖ в плаценту без поражения плода. Если на протяжении первого триместра беременности пациенткам не назначалась химиотерапия, частота пороков развития плода идентична таковой в общей популяции и составляет 2–3%.

Заключение

Проблема РМЖ и беременности является комплексной. Она требует коллективного участия врачей различных специальностей (рентгенологов, генетиков, акушеров-гинекологов, онкологов), а также разработки единой программы поэтапного обследования беременных для выявления болезни на максимально ранних сроках.

Целесообразно для решения этой проблемы включить УЗ-обследование молочных желез в план наблюдения беременной женщины (либо на этапе планирования беременности, либо в I триместре беременности).

Материал подготовила В. А. Шадеркина,
Научный редактор «Академии Амбулаторной Гинекологии»

Журнал «Маммология», №1, 2005.
Газета «Новости медицины и фармации» Маммология (298), 2009

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector