Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Пандемия новой коронавирусной инфекции поменяла нашу жизнь. Системы здравоохранения пытаются подстроиться под новую реальность с главной целью — не допустить распространения инфекции. Мы попросили онкологов Михаила Ласкова, Полину Шило и онкохирурга Вадима Гущина рассказать, что это означает для людей с онкологическими заболеваниями, к чему им нужно быть готовыми и что спросить у лечащего врача.

Что изменилось

По словам врача-онколога Клиники онкологических решений «ЛУЧ», программного директора Высшей школы онкологии Полины Шило, многие отделения, оказывающие помощь онкопациентам, вынуждены сокращать свои мощности: 

Если отделение закрывается на карантин, пациентов отправляют к тем, кто еще работает, что создает непомерную нагрузку и скопление людей там, где этого обычно не происходило. На практике это означает, что сроки лечения затягиваются, а порой лечение и вовсе откладывается.  Кроме того, посещение больниц в условиях пандемии может быть опасным само по себе  — есть риск заразиться COVID-19.

 Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Полина Шило

COVID-19 и рак

По словам Михаила Ласкова, врача-онколога, гематолога, руководителя «Клиники доктора Ласкова», исследований о том, как онкопациенты переносят COVID-19, пока очень мало:

Первый анализ китайских случаев был опубликован в журнале Lancet.

Авторы взяли всех пациентов с COVID-19, посмотрели, сколько среди них онкологических больных и как протекала болезнь — у онкопациентов чаще развивались тяжелые легочные осложнения, было больше смертельных случаев.

Выборка маленькая, сложно что-то с уверенностью говорить. Исследователи делают очень осторожные выводы: возможно, онкопациенты, заболевшие COVID-19, переносят болезнь хуже, чем люди без рака. 

Cancer Research UK выделяет среди пациентов с раком группы, у которых новая коронавирусная инфекция может протекать тяжело. К ним относятся:

  • —те, кто получает химиотерапию, иммунотерапию, таргетную терапию препаратами, влияющими на иммунитет, радикальную лучевую терапию при раке легкого;
  • —люди с раком крови или лимфатической системы;
  • —те, кому пересадили костный мозг менее полугода назад, и те, кто еще получает лекарства, подавляющие иммунитет.
  • Вадим Гущин, хирург-онколог клиники Mercy в Балтиморе (США) отмечает, что самые большие риски для здоровья и жизни исходят все же от основного заболевания, а не от COVID-19:

Например, риск умереть в ближайшие год-два от рака желудка 3 стадии составляет 50-60%, а от COVID-19 в худшем случае — 10%, насколько мы знаем. Если человек уже несколько лет в ремиссии, не получает лечения, то скорее всего, риски, связанные с коронавирусом, у него такие же, как и у людей без рака.  Впрочем, ремиссия ремиссии рознь.Человек может быть в ремиссии от лейкоза, но при этом получать химиотерапию. В этом случае вероятность заболеть COVID-19 выше, — отмечает Ласков.

 Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Михаил Ласков

Как лечат рак во времена пандемии

Безусловно, ситуацию каждого пациента нужно рассматривать отдельно с учетом всех рисков. 

Перед тем, как принимать любое решение, нужно посоветоваться с врачом. Обязательно спросите у врача, насколько важно делать то, что вы собираетесь делать. Насколько польза от этих действий, в том числе от пребывания в медицинском учреждении, превышает риски, — рекомендует Михаил Ласков. European Society for Medical Oncology (ESMO) предлагает делить пациентов на несколько групп в зависимости от состояния, срочности лечения и ожидаемой пользы от него. В группе высокого приоритета пациенты, чье состояние нестабильно, а запланированное лечение может продлить жизнь, улучшить ее качество. Польза превышает риск заражения COVID-19. В следующей группе пациенты, чье лечение можно отложить на некоторое время без угрозы для жизни. Наконец, в последней группе люди, чье состояние достаточно стабильно и позволяет отложить лечение до окончания пандемии. А также пациенты, которым лечение вряд ли принесет значимую пользу — не продлит жизнь и не улучшит ее качество.

Что можно отложить

Не всегда пациент с раком нуждается в немедленном лечении.

Есть ряд онкологических заболеваний, лечение которых можно на какое-то время отложить, например, неинвазивный рак молочной железы, некоторые формы рака щитовидной железы, ранний рак толстой кишки, выявленный на скрининговой колоноскопии. Естественно, решение об этом нельзя принимать самостоятельно,  только по рекомендации онколога, — уточняет Вадим Гущин. Другой пример приводит Михаил Ласков: Если у человека неагрессивный, маленький, не затрагивающий лимфоузлы рак простаты, то ничего не случится, если пациент не побежит делать операцию прямо сейчас. Раньше в этом случае мы рекомендовали взвешивать риски и пользу оперативного вмешательства, а сейчас прямо говорим, что в новых условиях операция может быть опасна.  Подход, учитывающий соотношение пользы и риска, применим также к диагностическим процедурам и плановым интервальным обследованиям.

Недавно ко мне обратилась женщина с раком кишечника. После основного лечения врачи рекомендовали ей раз в три месяца проходить обследования. Следующее выпадало на апрель. Я сказал ей, что ничего не произойдет, если обследование перенесем на июль, зато лишний раз не придется обращаться в больницу. 

Другому пациенту я отменил биопсию. Судя по  анамнезу, у него 100% рак простаты: огромные значения ПСА (маркер рака простаты — прим. ред.), есть симптомы. Но биопсию еще не успели сделать. Ему сказали, что не начнут лечить, пока не будет результата гистологии.

Так мы обычно делаем в другие времена. Но в этой ситуации я назначил ему лекарственное лечение без верификации и так понятного диагноза. Целесообразнее сделать это исследование позже.

Сейчас оно лишь затянет процесс и подвергнет пожилого человека колоссальным ковидным рискам, — объясняет Михаил Ласков.

Несрочные операции также, скорее всего, будут отложены до более спокойных времен.  Самая большая проблема эпидемии — она поглощает ресурсы. Возможно, станет нерациональным делать большие операции, после которых человек находится в палате интенсивной терапии, потому что реанимации будут заполнены пациентами с COVID-19. Мои коллеги в Милане и Барселоне не делают операций онкопациентам именно по этой причине,— уточняет Вадим Гущин.

 Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Вадим Гущин

Когда ждать нельзя

Если лечение необходимо, онкопациенты должны его получать без оглядки на эпидемию.

Недавно ко мне обратилась пожилая женщина с третьей стадией рака анального канала: есть результаты гистологии, МРТ, нужна лучевая терапия. А ей говорят:«Приходите в июне». Понятно, что в этой ситуации нельзя ждать: лучевая терапия ей нужна прямо сейчас

Какое-то лечение можно заменить, учитывая ситуацию. Например, у меня есть 80-летний пациент с колоректальным раком. Делать ли ему традиционную химиотерапию или химию в таблетках? Конечно, лучше таблеточную в этой конкретной ситуации, потому что таблетки можно пить дома, — говорит Ласков.

Если все же COVID-19

Меры профилактики COVID-19 для онкопациентов такие же, как и для всех остальных людей: часто и не менее 20 секунд мыть руки, если это невозможно, протирать руки антисептиком с 60% содержанием спирта, соблюдать дистанцию, оставаться дома.

Насчет масок мнения профессиональных сообществ разделились: ВОЗ по-прежнему не рекомендует носить маски людям без симптомов ОРВИ, но Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) с недавнего времени советуют носить тканевые маски в общественных местах, если там не получается соблюдать дистанцию.

Что делать, если человек с онкозаболеванием все же заразился COVID-19? 

Рекомендации те же, что и для людей без рака. Если заболевание протекает легко, сидеть дома. Если состояние ухудшилось, появились одышка, затрудненное дыхание, нужна госпитализация. Все онкологическое лечение в этом случае откладывается, — перечисляет Михаил Ласков.

Вадим Гущин рассказал, что должны предпринять врачи, чтобы уменьшить риск распространения COVID-19 в лечебном учреждении:

—Отменить все несрочные очные консультации. Если это возможно, перевести консультации в дистанционный формат;

—Ограничить число людей, ожидающих приема. Вовремя принимать пациентов, не допускать скопления очередей в помещении;

—Если пациент находится в состоянии иммуносупрессии, например, после  трансплантации костного мозга, нужно надевать маску — причем, не на пациента, а на окружающих. Если у вас есть пациент с иммуносупрессией, лучше каждого, кто входит с ним в контакт, считать потенциально заразным.

Онкология и ковид: потери и уроки пандемии — To Vima

8 июня 2021 | Время чтения 7 мин

Аннотация

В поиске лекарств и вакцины от ковида стало очевидно, что если весь мир бросает огромные ресурсы на достижение одной цели, тогда случаются чудеса. Это важный урок пандемии, и его необходимо использовать в онкологии, пишет в газете To Vima вице-президент Греческого общества онкологов Зения Саридаки.

Климент Александров, 8 июня 2021, 20:59 — REGNUM Пандемия COVID-19 стоила жизней бесчисленному количеству наших собратьев по всему миру. Но хронические проблемы, которые у некоторых пациентов останутся еще на долгое время, продолжат преследовать человечество и в послековидный период.

Читайте также:  Новый аденовирус уничтожает раковые клетки

Стоит отметить, что на настоящий момент в мире зарегистрировано более 1,2 миллиона случаев смерти от ковида и потеряно около 20,5 миллионов лет жизни — гораздо больше, чем из-за сердечно-сосудистых заболеваний или гриппа. Однако рак и COVID-19 — это совсем другая история, такая пара представляет собой поистине токсичное сочетание.

COVID-19 подорвал даже самые организованные системы здравоохранения в мире.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Теперь известно, что у онкологических больных с большей вероятностью развиваются серьезные осложнения COVID-19 и у них выше вероятность умереть, заболев ковидом.

Но пандемия ухудшает их положение не только из-за повышенного риска смертности, она увеличивает и без того непосильную психологическую нагрузку.

Она давит на онкобольных через задержки в лечении, задержки с новыми онкологическими инновациями (диагностическими и терапевтическими), задержки в ранней диагностике, сопровождаемые несвоевременным проведением скрининга, через приостановки или отсрочки начала и продолжения клинических испытаний.

Так, в США частота проведения скрининга на рак груди снизилась на 89,2%, а на рак толстой кишки — на 84,5%, и это всего за пять месяцев 2020 года, что в первой половине того же года привело к сокращению числа новых диагнозов рака на 65,2%.

В течение следующих десяти лет будет зарегистрировано еще 10 000 смертей от рака, и причиной тому станут задержки с ранней диагностикой.

В Греции ситуация иная: количество онкологических процедур, отмененных или отложенных, оказалось небольшим благодаря сверхчеловеческим усилиям онкологов и всего персонала, который их поддерживает в государственных и частных онкологических центрах страны — эти люди ежедневно проявляли высочайший профессионализм, гибкость, воображение, сострадание, отвагу и смелость. То же самое произошло с лучевой терапией и онкологическими операциями, которых не касались карантинные ограничения. При этом мы никогда не узнаем точно, насколько повредила пандемия скринингу, потому что в Греции нет организованной программы скрининга, но несомненно, что и у нас вскроются задержки с постановкой диагнозов и обнаружатся рецидивы.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Палата реанимации для больных COVID-19

Дарья Драй © ИА REGNUM

Греческое общество онкологов (EOPE) с самого начала поддерживало онкологов и онкологических больных.

Работая в тесном и почти ежедневном сотрудничестве с Национальной организацией общественного здравоохранения (EODY) и Гематологическим обществом, EOPE уже в середине марта 2020 года выпустило срочные обновления и инструкции для ковид-пациентов с онкологическими заболеваниями в анамнезе, а также инструкции по лечению ковид-пациентов со злокачественными новообразованиями внутренних органов и крови. В условиях, которые постоянно менялись в течение нескольких месяцев, EOPE разработала руководящие принципы для проведения диагностического тестирования в учреждениях дневного ухода, для приема в онкологические отделения и для их работников. С началом вакцинации от коронавруса были выпущены особые указания для ведения вакцинации онкопациентов, врачи боролись за то, чтобы эти больные были вакцинированы в приоритетном порядке, и в м марте 2021 года им удалось этого добиться.

Во время пикового года пандемии, в стремлении сохранить нормальное состояние помощи онкологическим больным, Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA) одобрило 30 новых фармакологических препаратов, значительное число из которых относится к направленной терапии, одобренной с сопутствующими диагностическими молекулярными тестами, а также 45 модифицирующих назначений для оптимизации терапевтического подхода к онкологическим пациентам и снижения воздействия на них вируса SARS-CoV-2.

В то же время через проект Orbis Онкологического центра передового опыта (OCE) было налажено международное сотрудничество организаций по различным онкологическим вопросам, таким как более быстрое одобрение лекарств, обновление критериев приема и тематики клинических исследований, расширение участия пациентов в различных процессах принятия решений. Нельзя не признать, что пандемия COVID-19 послужила катализатором для этих событий. Кроме того, она наглядно показала, что наиболее важные вопросы представляют глобальный интерес, и онкологическая помощь в будущем должна избавиться от былого неравенства, определить в качестве своей главной и фундаментальной цели равенство в доступе для всех, независимо от национальности, социального или экономического статуса, цвета кожи, религии или культуры.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Вакцинация от COVID-19 в Италии

Salute.gov.it

Ученые всего мира продемонстрировали беспрецедентное усердие и эффективность в изучении COVID-19 и в открытии вакцин. Всем стало ясно, что когда правительства и фармацевтические компании вкладывают в некие проекты огромные суммы денег, происходят чудеса.

Однако, несмотря на быстрое использование вакцин в различных странах мира, кризис отнюдь не закончился. Пандемия медленно входит в свою новую фазу, и то, как быстро мы выйдем из нее, зависит от всех нас — правительств, обществ и граждан этого мира.

Но главным образом это зависит от того, насколько глобальным будет использование вакцины.

И всё же в новую фазу пандемии люди вступают с меньшим количеством ресурсов для исследований рака именно потому, что за короткое время огромные суммы были потрачены на достижение единственной цели: найти лекарство от COVID-19, и это то, чего мы не должны допустить.

Потому что только исследования принесут результаты, которые все мы, врачи, онкологи, пациенты и лица, ухаживающие за больными, хотим победить эту болезнь, и перенапряжение, которое человечество сделало во время пандемии, показывает нам путь.

Теперь, видя свет в конце этого туннеля и приближаясь к концу этой пандемии, мы все должны взять на себя обязательство сделать все, что в человеческих силах, чтобы позволить нашим онкологическим пациентам участвовать без отвлекающих факторов и преследований, без препятствий и других обременений в их войне против их болезни, и заверить их, что мы будем поддерживать их лучше и сильнее, чем раньше.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Вакцина от коронавируса «Гам-КОВИД-Вак» (торговая марка «Спутник V»)

Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Однако следующий день пандемии наступает с меньшими ресурсами для исследований рака именно потому, что огромные суммы были потрачены или инвестированы за короткое время для единственной цели: найти лекарство от COVID-19. А мы не должны допустить таких издержек.

Потому что только исследования принесут результаты, которых хотим достичь все мы — онкологи, пациенты и лица, осуществляющие уход, — мы все хотим победить онкологические заболевания, и беспрецедентные усилия, приложенные человечеством во время пандемии, указывают нам путь.

Увидев лучик света в этой тьме и приближаясь к концу пандемии, мы все должны взять на себя обязательство делать всё возможное, чтобы дать онкологическим пациентам лечиться без отвлекающих факторов, притеснений, препятствий и других проблем, с которыми они сталкиваются в борьбе со своей болезнью.

И должны заверить их, что будем стоять в этой борьбе рядом с ними, став лучше и сильнее, чем раньше.

Коронавирус и рак: как обезопасить онкобольного в период пандемии

30 июня 2020

Объявленная ВОЗ пандемия коронавируса SARS-CoV-2 и вызываемого им острого респираторного синдрома COVID-19 — это, без преувеличения, главная медицинская тематика последних месяцев.

И на фоне такого плотного информационного потока специалисты клиники «Анадолу» считают необходимым подробнее рассказать, какие опасности для онкобольных несет это инфекционное заболевание, как защитить их от вируса и его осложнений и как проводить лечение больных раком в сложившейся ситуации.

Прежде всего, стоит сказать, что пациенты с онкологическими патологиями, вне всяких сомнений, находятся в зоне повышенного риска по синдрому COVID-19. Обусловлено это 3 главными причинами:

Общая ослабленность организма

Злокачественное заболевание — серьезнейший стресс и патологическое состояние, которое пагубно влияет на здоровье всех органов человека.

Онкологическая интоксикация, нарушение работы эндокринной, пищеварительной, сердечно-сосудистой, дыхательной, мочевыделительной и других систем, выход в кровь продуктов распада опухоли и прочие факторы в значительной степени ухудшают общее состояние пациента.

Плюс поддерживающая химиотерапия, которая хоть и проводится в нашей клинике с использованием новейших препаратов, все равно несет определенную нагрузку на организм.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

И на этом неблагоприятном фоне острая респираторная патология может стать, как говорится в пословице, «перышком, которое ломает спину и так тяжело нагруженного верблюда». Возникает феномен срыва компенсаторных возможностей.

То есть организм больного попросту не имеет ресурсов, чтобы бороться помимо опухоли еще и с агрессивной вирусной инфекцией.

Именно поэтому в отчетах ВОЗ злокачественные заболевания названы одним из главных факторов тяжелого течения и увеличения рисков летального исхода при заражении COVID-19.

Ухудшение иммунитета

В норме иммунная система должна вовремя обнаруживать и уничтожать в теле человека мутировавшие клетки, ведь они и становятся причиной развития опухоли.

В большинстве случаев так и происходит, но иногда эта защита дает сбой, поскольку злокачественные клетки умеют «прятаться» от внимания иммунитета и одновременно его ослаблять.

Читайте также:  Можно ли обнаружить рак поджелудочной железы на ранней стадии?

По этой причине в «Анадолу» и существует направление иммунотерапии. Оно призвано вернуть иммунной системе ее защитные функции.

Кроме того, есть ряд онкопатологий (лимфомы, множественные миеломы, многие виды лейкемий), которые напрямую разрушают иммунную систему человека.

Вдобавок, всем тем, кто перенес пересадку тех или иных органов (например, костного мозга), назначают препараты, подавляющие активность иммунитета. Это необходимо, чтобы устранить естественные реакции организма по отторжению чужеродных тканей.

Наконец, до или после операции онкобольным нередко проводят лечение опухоли лучевой терапией. А ионизирующее излучение тоже способно оказывать иммунодепрессивное действие.

В свете этого нужно помнить, что иммунитет защищает нас в том числе и от инфекционных патологий. Соответственно, его ослабление в силу любых причин увеличивает вероятность заражения грибковыми, бактериальными и вирусными (в том числе и вирусом SARS-CoV-2) агентами.

Возраст пациентов

Наконец, третья причина опасности сочетания онкопатологии и синдрома COVID-19 заключается в том, что многие больные со злокачественными опухолями — это люди старшего и пожилого возраста. А как известно из бюллетеней ВОЗ, все без исключения лица в возрасте более 60 лет относятся к группе риска.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Как онкобольному проходить обследования и процедуры и как ухаживать за такими пациентами?

Рекомендации для людей, имеющих злокачественные заболевания, во многом напоминают общие правила поведения во время пандемии COVID-19:

  1. Старайтесь оставаться дома, а при необходимости выйти на улицу соблюдайте социальную дистанцию (1,5 м).
  2. По возможности избегайте рукопожатий, объятий и других физических контактов с людьми.
  3. Обязательно закрывайте рот и нос маской, выходя на улицу. В идеале надеть очки. Маску следует менять каждые 2 часа.
  4. Носите с собой антисептик. Для того чтобы эффективно уничтожать вирусы, он должен содержать не менее 80% этилового спирта.
  5. Вне дома старайтесь не прикасаться руками к лицу, особенно к носу, рту, глазам, так как это основной способ заражения вирусом.
  6. По возвращении домой вымойте руки с мылом (мыльте их не менее 20 секунд), а также протрите антисептиком предметы, с которыми вы часто контактируете: мобильный телефон, кредитные карточки и т. д.
  7. Периодически проводите дезинфекцию в вашем доме. Особое внимание уделите дверным ручкам, компьютерным клавиатурам и мышкам, пультам дистанционного управления техникой и т.д.
  8. Для поддержания иммунитета очень важно правильное питание, умеренная физическая активность, режим сна.
  9. Старайтесь не посещать медицинские учреждения без лишней надобности, но при этом не пропускайте назначенное лечение. В случае, если нужно обратиться к врачу, перед посещением больницы наденьте маску и перчатки.

Какие меры принимает клиника «Анадолу», чтобы обезопасить своих пациентов?

Ситуация с заболеваемостью COVID-19 в Турции нормализовалась, в связи с чем строгие карантинные меры были отменены, границы страны открылись для всех иностранцев без ограничений.

А потому медицинский центр «Анадолу» вновь начал принимать пациентов из-за рубежа для эффективного лечения рака.

Кроме того, решением Министерства здравоохранения Турции, в клинику «Анадолу» не направляют и не направляли ранее пациентов с COVID-19.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Тем не менее, наша клиника продолжает соблюдать самые серьезные меры безопасности для защиты пациентов и сотрудников. К таким мерам относится:

  • дезинфекция всех помещений центра;
  • работа специальной системы вентиляции и фильтрации воздуха;
  • строгий масочный режим и соблюдение социальной дистанции;
  • бесконтактный температурный скрининг на входе для всех посетителей и персонала;
  • пациентам разрешено взять с собой не более одного сопровождающего;
  • пациентам и их сопровождающим необходимо надеть маски, а при их отсутствии проинформировать об этом сотрудников клиники заранее. Они встретят вас у входа в здание и обеспечат средствами защиты.

На данный момент, чтобы приехать на лечение в клинику, пациентам и их сопровождающим нужно предоставить свежие результаты теста на коронавирус. По приезде анализ на COVID-19 выполняется повторно. В течение 2 дней, пока готовятся результаты, гостям необходимо провести в изоляции. В случае, если заболевание не будет выявлено, они смогут приступить к лечению.

При этом мы не сможем оказать медицинские услуги онкобольным, если возникнут подозрения на наличие у них острого респираторного синдрома COVID-19. Тем не менее, мы готовы провести видеоконсультации.

Это также актуально для тех, кто не имеет возможности приехать в наш медицинский центр по каким-либо другим причинам.

На этой консультации врачи-онкологи «Анадолу» смогут оценить результаты обследований, дать практические рекомендации и скорректировать схему лечения рака.

Из-за быстро прогрессирующей ситуации с пандемией коронавируса SARS-CoV-2 клиника оставляет за собой право в любой момент менять условия приема больных и требования безопасности. Надеемся на ваше понимание.

https://www.youtube.com/watch?v=MtS00fd20Hk

Если вы хотите узнать подробности и приехать на лечение в медицинский центр «Анадолу», просто позвоните нашим менеджерам по тел.: 8 800 550 6891 (Россия) или на контактные номера в Казахстане.

Материал подготовлен по согласованию с врачом «Анадолу» профессором медицинским онкологом Шерефом Комурджу.

Онкологическая служба РФ: Вызовы COVID-19

Восприимчивость онкологических пациентов к COVID-19 объясняется тем, что у больных со злокачественными новообразованиями отмечается повышенный риск в результате иммуносупрессии, обусловленной опухолью и проводимой терапией.

У онкологических пациентов наиболее вероятно развитие тяжелых осложнений и быстрое ухудшение состояния. Какими должны быть действия онкологической службы в этой сложной ситуации? Об этом рассказал Андрей Дмитриевич Каприн, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, директор МНИОИ им.

П.А. Герцена, главный внештатный онколог Минздрава России, академик РАН.

Выступление А.Д. Каприн начал с необходимости организации учета онкологических пациентов, заболевших и скончавшихся от COVID-19, а также сбора данных о группах повышенного риска среди онкологических пациентов, в зависимости от диагноза и особенностей течения болезни.

К сожалению, международные организации ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) и МАИР (Международное агентство по изучению рака) не ведут учет онкопациентов с COVID-19 в целом. Эти данные можно получить только на уровне страны.

Отдельная графа в российском регистре нужна и для того, чтобы понимать, смерть наступила от коронавируса или от рака.

Если больных считать умершими от рака, то сдвинутся специфические онкологические показатели одногодичной летальности и пятилетней выживаемости.

Из-за того что отсроченные последствия COVID-19, в том числе на течение онкологических процессов, изучены недостаточно, крайне важно собрать информацию о заболевших среди онкологических пациентов.

С этой целью в программу «Канцер-регистр 6FB» добавлен дополнительный раздел «COVID-19». НМИЦ радиологии обратился к заместителю министра здравоохранения РФ с предложением внести в Федеральный регистр лиц, больных COVID-19, дополнительное поле «Сопутствующие заболевания», включающие как ЗНО (С00– С96), так и другие заболевания (сахарный диабет и прочие).

Также было внесено предложение интегрировать Федеральный регистр лиц, больных COVID-19, и Канцер-регистр 6FB. Онкологические пациенты входят в пятерку лидеров по риску смертности от новой коронавирусной инфекции у пациентов с сопутствующими заболеваниями (помимо ЗНО среди них кардиоваскулярные, хронические респираторные заболевания, диабет, гипертоническая болезнь). А.Д.

Каприн напомнил, что один из филиалов НМИЦ радиологии – НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина был перепрофилирован для лечения пациентов с COVID-19, в первую очередь с имеющимися онкологическими или урологическими заболеваниями. Здесь уже накоплен интересный опыт.

Им академик обменивался на совещаниях с главными онкологами Италии, Испании, Нидерландов, где обсуждалось, как действовать в развивающейся ситуации с COVID-19.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Оказывается, наши зарубежные коллеги завидуют тому, что в России сохранена онкологическая служба.

Дело в том, что все российские диспансеры и НМИЦ являются своеобразными островками, на которые с помощью эпидемиологического контроля не допускается проникновение COVID-инфекции и где в то же время отслеживается лечение пациентов, находящихся под двойным воздействием – COVID-инфекции и онкологических заболеваний.

Тогда как практически во всех других странах онкологическая служба роздана по многопрофильным стационарам (кстати, когда-то такой же сценарий предлагали и российской медицине).

В ситуации, когда во время пандемии многопрофильные стационары закрылись, зарубежные онкологические пациенты остались без помощи. Это еще один довод в пользу того, что российским онкологам нужно создавать свои собственные рекомендации.

Рекомендации ESMO в условиях COVID-19 нам не подходят – они приспособлены под ситуацию, когда невозможно проводить терапию.

Cобственные клинические рекомендации должны быть разработаны с учетом географических особенностей организации онкологической службы (Москва и удаленные регионы), региональной структуры заболеваемости и смертности, с привлечением к работе профильных профессиональных организаций и пациентских обществ.

Новые вызовы онкологической службе России обусловили переорганизацию схемы работы медицинских учреждений по профилю «онкология»: произошел пересмотр системы консультирования и личного приема, организована работа обсервационных отделений.

Читайте также:  Операция по удалению опухоли в кишечнике: цена, лечение рака кишечника

Предстоит разработать организацию лечения пациентов с подтвержденной коронавирусной инфекцией. Ситуация предполагает активное развитие телемедицинских технологий, вертикально-интегрированной медицинской информационной системы (ВИМИС) в онкологии, электронных медицинских историй.

Цифровое будущее становится реальностью, подчеркнул А.Д. Каприн.

Разработан порядок оказания онкологической помощи в региональном онкологическом учреждении при пандемии COVID-19. Пациенты с подозрением на злокачественные новообразования и с впервые установленным онкологическим заболеванием на этапе решения вопроса о тактике лечения продолжают приниматься очно.

Консультации пациентов с ранее установленным диагнозом онкологического заболевания проводятся с использованием теле-медицинских технологий: по системе «врач – врач» (врач первичного онкологического кабинета направляет заявку в онкодиспансер и получает заключение) и по системе «пациент – врач».

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Продуманы меры профилактики при стационарном этапе обследования или лечения онкологических пациентов.

Должны быть разделены потоки пациентов, медицинского и технического персонала, обеспечен раздельный вход/выход для сотрудников, пациентов и сопровождающих лиц, максимально ограничено число лиц, сопровождающих больного, разграничены по времени потоки пациентов круглосуточного и дневного стационара.

Перед поступлением в стационар всем пациентам должен быть выполнен анализ на наличие коронавируса COVID-19. Медперсонал должен быть обеспечен средствами индивидуальной защиты (СИЗ). Отдельный разговор – организация обсервационного отделения, карантинной зоны.

Как должно происходить лечение онкологических заболеваний
во время пандемии COVID-19? В тех случаях, когда лучевая терапия является единственным методом радикального лечения онкологических пациентов, проведение терапии возможно при технической и организационной возможности.

Если тип опухоли позволяет, то следует отложить лечение и назначать гормональную терапию (например, при раке молочной и предстательной железы).

Если добавление лучевой терапии как этапа комбинированного лечения дает незначительное улучшение онкологических показателей, врач может убрать ее из лечения.

А.Д. Каприн привел план лечения для пациентов с онкологическими заболеваниями в условиях распространения COVID-19 по рекомендации ESMO. Европейские онкологи предлагают приоретизировать адъювантную терапию для резецированных опухолей с высоким риском рецидива.

Обсудить соотношение преимущества/риски: паллиативная терапия, влияющая на прогноз заболевания; сопутствующие заболевания/предпочтения пациентов, вероятность/риски инфекции, поддерживающая терапия или «терапевтические каникулы».

Рассмотреть опции: способ введения (внутрь, подкожно, внутривенно) или режим введения (3-, 2-, 1-недельный) с меньшим количеством визитов в клинику, сокращенная/ ускоренная или гипофракционная лучевая терапия.

Рекомендован мультидисциплинарный подход, обсуждение плана лечения с пациентами, создание информационных материалов для пациентов и проектов по психологической помощи.

В конце выступления А.Д. Каприн остановился на последствиях пандемии, на том, каких рисков ожидать в дальнейшем. Первая волна – заболеваемость и смертность, непосредственный вред от COVID-19. Вторая волна – эффект ограниченных ресурсов при острых состояниях (не COVID-19).

Последствия первой волны – реабилитация пациентов после ИВЛ. Третья волна – эффект прерванного лечения онкологического заболевания.

Четвертая волна – психические и ментальные расстройства, которые вызывают у пациента прерывания курса, эмоциональное выгорание из-за длительности лечения.

Пандемия рано или поздно закончится. А опыт, полученный онкологами в этот сложнейший период, только укрепит наши силы и уверенность в эффективном выполнении поставленных задач, сказал А.Д. Каприн. НОП [2030]

Источник: Журнал «НОП 2030», №2, 2020

Онкологические пациенты имеют высокий риск тяжелого течения болезни COVID-19, вызванной коронавирусом

Календарь дайджеста

Новости онкологии

16 марта 2020

Всемирная организация здравоохранения объявила о пандемии коронавируса. Новый тип коронавируса относится к бетакоронавирусам (SARS-CoV-2), вызывающим острый респираторный синдром (COVID-19).

Наибольшее число случаев в настоящий момент было зафиксировано в Китае. Китайские ученые проанализировали течение болезни COVID-19 у онкологических пациентов.

Статья была опубликована в журнале Lancet Oncology.

Какие онкологические пациенты наиболее уязвимы к COVID-19?

Онкологические больные более восприимчивы к инфекциям из-за системного иммуносупрессивного состояния, вызванного злокачественными новообразованиями и непосредственно противоопухолевой терапией.

Известно, что многие виды лекарственного лечения влияют на лейкоциты, вызывая в некоторых случаях фебрильную нейтропению и лимфопению (химиотерапия) или непосредственно повышают риск инфекций, оказывая иммуносупрессивное действие (например, mTOR ингибиторы).

Также проводимое хирургическое лечение является фактором риска развития инфекций.

Следовательно, эти пациенты могут иметь повышенный риск тяжелого течения COVID-19 и, соответственно, худший прогноз.

Из первых 1590 случаев коронавируса в Китае 18 (1%) пациентов имели злокачественные новообразования. Рак легкого был наиболее часто встречаемой опухолью (28%).

4 пациента получили противоопухолевое лечение в течение последнего месяца, остальные были условно выздоровевшими после проведенного хирургического лечения.

При сравнении с неонкологическими пациентами больные раком были старше, чаще курили, имели тахипноэ (учащенное и глубокое дыхание), более выраженные признаки изменений на КТ. Отличий по полу не было, равно как и по другим симптомам, сопутствующим заболеваниям, исходным изменениям на рентгенограммах.

У онкологических больных отмечалась более высокая частота тяжелых событий (7 [39%] из 18 пациентов), требующих нахождения в отделении интенсивной терапии, искусственной вентиляции легких или приведших к смерти, по сравнению с пациентами без рака (124 [8%] из 1572 пациентов; p=0,0003).

Кроме того, пациенты, которые получили химиотерапию или хирургическое вмешательство в прошлом месяце, имели численно более высокий риск (3 [75%] из четырех пациентов) клинически тяжелых событий, чем те, кто не получал химиотерапию или хирургическое вмешательство (6 [43%] из 14 пациентов).

Эти риски были дополнительно подтверждены в анализе с помощью логистической регрессии (отношение рисков [ОР] 5,34; р=0,0026) после учета других факторов риска, включая возраст, историю курения и коморбидность. Наличие рака представляло наибольший риск осложнений.

Среди больных раком пожилой возраст был единственным дополнительным фактором риска тяжелых событий (ОР 1,43; р=0,072).

Больные раком легкого не имели более высокой вероятности тяжелых событий по сравнению с больными другими типами рака (1 [20%] из 5 больных раком легкого против 8 [62%] из 13 пациентов с другими типами рака; p=0,294).

  • Также авторы использовали регрессионную модель Кокса для оценки зависящей от времени опасности развития тяжелых событий и обнаружили, что у онкологических больных ухудшение происходило быстрее, чем у пациентов без рака (среднее время до тяжелых событий 13 дней [6-15] по сравнению с 43 днями [20 – не достигнуто]; p

Инфекция COVID-19 у пациентов с онкологическими заболеваниями

Наши врачи-онкологи получают много вопросов, связанных с новой коронавирусной инфекций, от своих пациентов. Правда ли, что у онкобольных заболевание протекает тяжелее и чаще приводит к осложнениям? Можно ли продолжать противоопухолевое лечение при инфицировании?

На сегодняшний день эксперты располагают результатами только одного раннего исследования по этой теме, проведенного в Китае и опубликованного в журнале The Lancet Oncology.

Ключевые результаты исследования:

  • в исследовании были проанализированы данные 1,590 больных COVID-19 из 575 больниц КНР, поступивших на лечение на до 31 января 2020 года;
  •  из общего числа больных восемнадцать человек (1%) имели онкологический анамнез;
  • онкобольные также имели дополнительные факторы риска: по сравнению с другими пациентами с COVID-19, не имевшими в анамнезе онкологического заболевания, они были старше, чаще курили, имели более выраженные затруднения дыхания и более выраженные изменения на компьютерной томографии;
  • пациенты с онкозаболеваниями были подвержены более высокому риску тяжелых осложнений, требующих госпитализации в отделение интенсивной терапии и подключения к аппаратам ИВЛ, также онкологические заболевания ассоциировались с более коротким временем развития осложнений.

Несмотря на невысокую точность исследования из-за недостаточного объема данных, исследователи обращают внимание на необходимость усиления мер индивидуальной защиты от инфекции COVID-19 пациентов с онкологическими заболеваниями и тех, кто перенес онкологические заболевания. Также необходимо более интенсивное наблюдение или лечение онкобольных, инфицированных COVID-19, особенно пожилых пациентов или пациентов с другими сопутствующими заболеваниями.

Руководитель Центра лучевой терапии EMC, онколог, радиотерапевт Нидаль Салим:

«Это первое исследование, направленное на оценку риска COVID-19 у пациентов с онкозаболеваниями. Говорить о статистической значимости при столь малом количестве —всего 18 пациентов — нецелесообразно.

Несмотря на это, мы не можем оставить результаты без внимания.

Как и все пациенты с хроническими заболеваниями, пациенты с онкозаболеваниями должны соблюдать особые меры предосторожности для защиты от коронавирусной инфекции, в первую очередь, максимально ограничить контакты. 

Лечение само по себе, будь то лекарственная или радиотерапия, не увеличивает риск заражения, но может быть фактором риска развития осложнений. Если у онкопациента подозревается COVID-19, врачи откладывают активное лечение до получения результатов теста».

Онколог, д.м.н. Павел Копосов:

«Системное лекарственное противоопухолевое лечение и плановые операции у онкопациентов с подтвержденным коронавирусом COVID-19 приостанавливаются до получения отрицательных результатов тестов, свидетельствующих о выздоровлении. Наблюдение онкобольных с коронавирусной инфекцией, включая своевременное тестирование, отмену противоопухолевой терапии и возобновление лечения, должно проводиться мультидисциплинарной командой».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector