Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

Ободочная кишка, состоящая из четырех отделов: восходящей, поперечной, нисходящей и сигмовидной кишки, занимает около 4/5 от длины толстой кишки. В любом из этих отделов может развиваться злокачественная опухоль.

Рак ободочной кишки обычно диагностируется в возрасте 50-75 лет, одинаково часто возникает как у мужчин, так и женщин. В половине случаев опухоль развивается в сигмовидной ободочной кишке, около 10-12% от всех злокачественных опухолей ободочной кишки приходится на восходящую часть, в 2% случаев злокачественное образование поражает сразу несколько отделов.

Задать вопросы и записаться на консультацию можно
по телефону: +7 (495) 222-10-87

или заполните форму ниже

В зависимости от размеров первичной опухоли, степени ее прорастания, распространения на другие структуры организма, различают несколько стадий рака ободочной кишки. Установленная при первичном обследовании, стадия в дальнейшем не изменяется, даже если опухоль уменьшается или увеличивается. В течении рака ободочной кишки различают 4 стадии.

Стадия Характеристика опухоли
I опухоль размером не более 1,5 см, локализована в пределах слизистого слоя
II II A — размер опухоли превышает 1,5 см, раковые клетки распространяются на субсерозный слой;
II B — клетки опухоли проникают в соседние структуры;
III C — опухоль не более 1,5 см, но раковые клетки поражают близлежащие лимфоузлы;
III III А — опухоль распространяется более, чем на половину окружности кишки, выходит за пределы кишечной стенки;
II В — опухоль может быть любого размера, имеются множественные метастазы;
IV процесс распространяется на отдаленные органы, независимо от размера первичной опухоли и степени прорастания кишечной стенки.

Стадирование необходимо для выбора тактики лечения и составления прогноза.

Для определения стадии проводится обследование, куда входят различные методы диагностики, позволяющие оценить локализацию патологического очага и степень распространения злокачественных клеток по организму.

В нашей клинике пациентам доступны все современные и эффективные методы обследования: колоноскопия, томография, ультрасонография, различные исследования крови, в том числе на онкомаркеры и др.

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

На начальном этапе рака ободочной кишки какие-либо симптомы отсутствуют. Однако с ростом опухоли появляются различные признаки. На что стоит обратить внимание, чтобы распознать заболевание своевременно?

  • На 1 и 2 стадии рака ободочной кишки появляются запоры или диарея, которые могут продолжаться в течение нескольких дней.
  • Для рака ободочной кишки 3 стадии характерно изменение внешнего вида испражнений, кал может быть темным, напоминающим деготь, тонким, как карандаш, появляется слизь или гнойные примеси. После дефекации возникает чувство неполного опорожнения кишечника.
  • На 3 и 4 стадии рака ободочной кишки появляются боли в животе: поначалу ноющего характера, со временем болезненные ощущения становятся интенсивнее, возможно появление схваткообразных болей.

Стоит учитывать, что не бывает одинаковых пациентов с идентичными симптомами, появление признаков при раке ободочной кишки зависит от локализации опухоли. Например, болевой синдром чаще появляется при расположении опухоли в правых отделах кишечника.

Отрыжка, дискомфорт в животе чаще беспокоит пациентов при опухоли поперечной ободочной кишки. Запоры, диарея, метеоризм, как правило, появляются в первую очередь при злокачественном образовании в левых отделах кишки. Сигмовидная кишка чаще дает о себе знать появлением слизи и крови в испражнениях.

Поэтому при любом недомогании лучше обратиться к специалисту.

Однако существуют симптомы, которые появляются независимо от локализации опухоли. Необъяснимая слабость, потеря аппетита, резкое снижение веса, повышение температуры, которую сложно снижать — эти симптомы связаны с интоксикацией организма, что происходит при запущенной стадии рака любой локализации.

При отсутствии лечения существует риск развития осложнений. Опухоль, достигшая больших размеров, может перекрывать просвет кишки, становясь причиной кишечной непроходимости. В этом случае пациент нуждается в немедленной госпитализации. Помимо ухудшения состояния, существует риск некроза и развития перитонита, что представляет угрозу здоровью пациента.

Непрекращающееся кровотечение может стать причиной анемии, что также способно ухудшить состояние больного. При распространении метастазов в печень возможно нарушении оттока желчи и развитие желтухи. Одним из признаков тяжелой стадии рака также является скопление жидкости в брюшной полости — асцит. Подобные осложнения ухудшают прогноз при раке ободочной кишки.

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

Основным методом лечения рака ободочной кишки является операция, цель которой — удаление опухоли. В ходе оперативного вмешательства вместе с опухолью удаляется часть приводящей и отводящей кишки, регионарные лимфатические узлы и окружающая клетчатка. Методика подбирается в зависимости от локализации опухоли. Существуют следующие виды оперативных вмешательств:

  • правосторонняя гемиколэктомия — удаление опухоли, расположенной в слепой, восходящей ободочной кишке или в правой половине поперечной кишки, в печеночном изгибе;
  • левосторонняя гемиколэктомия — проводится при наличии очага патологии в левой половине поперечной ободочной кишки, в нисходящей, в проксимальной части сигмовидной кишки;
  • резекция поперечно-ободочной или сигмовидной кишки — проводится при локализации опухоли в одноименных отделах;
  • колэктомия — операция, заключающаяся в удалении всей толстой кишки, если существует несколько опухолей, расположенные в разных отделах.

В том случае, если оперативное лечение противопоказано или не может быть проведено, проводится паллиативная операция, целью которой является устранение симптомов заболевания и облегчение состояния больного.

Операция выполняется в несколько этапов.

  1. На первом — удаление опухоли с приводящим и отводящим отрезком кишки.
  2. На втором этапе проводится удаление регионарных лимфоузлов, по показаниям — аортальная и кавальная лимфаденэктомия. Объем операции зависит от распространения опухолевых клеток на лимфатические узлы и рядом расположенные органы.
  3. Третий этап операции — реконструктивно-восстановительный, в ходе которого восстанавливается проходимость кишки для беспрепятственного пассажа содержимого кишечника и его выведения из организма. В зависимости от стадии болезни или создается анастомоз путем соединения оставшихся концов кишки, или часть кишки выводится на переднюю брюшную стенку — формируется колостома. В некоторых случаях стома может быть временной и создается для снижения нагрузки на сформированный анастомоз. Через несколько месяцев стома закрывается.

Постоянная колостома накладывается, если опухоль является неоперабельной. В таком случае проходимость кишки восстанавливается с использованием стента. Такая операция относится к паллиативным.

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

Я подбираю тактику лечения, учитывая результаты обследования, возраст пациента и наличие сопутствующих заболеваний. Если это возможно, я всегда отдаю предпочтение органосохраняющему и малоинвазивному лечению.

При опухоли на ранней стадии может быть проведена резекция, при этом дистальный и проксимальный края резекции находятся на достаточном расстоянии от очага патологии, чтобы при микроскопическом исследовании отсутствовали опухолевые клетки; таким образом достигается радикальность операции.

Для диссекции на протяжении многих лет я использую технологию мезоколонэктомии по собственной оригинальной методике. Использование современных ультразвуковых ножниц и аппарата электротермического лигирования тканей «LigaSure» (США) позволяет провести быстро и бескровно мобилизацию кишки в правильном слое, без необходимости применения хирургических клипс и нитей.

При мобилизации правых отделов кишки для более безопасной диссекции тканей (вблизи печеночного изгиба, между фасцией Тольди и Герота) я использую оригинальный комбинированный латерально-медиальный доступ. Этот прием дает возможность безопасно выделить мочеточник и двенадцатиперстную кишку, после чего лигировать крупные сосуды, проходящие на этом участке кишки.

В большинстве случаев на этапе реконструкции я формирую анастомоз, что позволяет сохранить качество жизни пациента на прежнем уровне. При создании межкишечного соустья я использую сшивающие аппараты последнего поколения, их применение позволяет снизить количество таких осложнений после операции, как несостоятельность швов анастомоза или стриктура.

Удаление кишки, клетчатки, лимфоузлов проводится единым блоком. При этом удаляемые ткани предварительно помещаются в специальный пластиковый контейнер, что предупреждает попадание клеток опухоли на здоровые ткани, в противном случае высок риск рецидива. Весь биологический материал, удаленный в ходе операции, отправляется на гистологическое обследование — для верификации диагноза.

При проведении операции важным этапом является профилактика тромбоза и тромбоэмболии, для этого используется компрессионный трикотаж и управляемая интраоперационная прерывистая пневматическая компрессия SCD Response (Tyco Healthcare/Kendall).

В большинстве случаев я провожу операцию методом лапароскопии: все действия выполняются через несколько небольших проколов на передней брюшной стенке. Современное эндоскопическое оборудование, используемое в ходе операции, оснащено минивидеокамерой, что позволяет выполнять все действия точно и максимально бережно. Среди преимуществ лапароскопии также можно выделить:

  • отсутствие риска интраоперационных осложнений;
  • благодаря малоинвазивности операции болевой синдром выражен слабо и легко купируется;
  • быстрое восстановление.
Читайте также:  Аденокарцинома простаты: степени и стадии, лечение и симптомы аденокарциномы простаты

Короткий период реабилитации позволяет пациентам в ближайшее время после операции приступить к химиотерапии, что важно для предотвращения рецидива. Кроме того, ранняя активизация пациента после лапароскопии рекомендована в целях предупреждения тромбоэмболии.

Продолжительность жизни больных после операции зависит от ряда факторов, основным из которых является своевременное начало лечения. Например, при опухоли 1-2 стадии выживаемость в течение первых пяти лет после лечения превышает 90%.

Прогноз при раке ободочной кишки 3 стадии составляет около 30%. Ухудшает выживаемость наличие метастазирования в отдаленные органы, для пациентов с 4 стадией рака ободочной кишки прогноз неблагоприятный, показатель составляет не более 10%.

Впрочем, эти цифры весьма приблизительны. На эффективность лечения влияет тип опухоли, ее степень дифференцировки, а также наличие сопутствующих заболеваний. Кроме того, во многом излечение зависит от адекватности терапии.

Существующие сегодня методы лечения, как хирургического, так и химиотерапевтического, позволяют добиться положительных результатов даже в тех случаях, которые еще недавно считались безнадежными.

Но для этого обращаться за медицинской помощью следует в клинику, где есть современное оборудование и опытный персонал.

Лечением онкологических пациентов я занимаюсь на протяжении нескольких десятков лет. Я владею четырьмя узкими специализациями, одной из которых является колопроктология. Мною лично проведено более 300 хирургических вмешательств при заболеваниях ободочной кишки.

Результаты обобщены в монографии «Малоинвазивная хирургия толстой кишки». Я также регулярно провожу семинары и мастер-классы, посвященные хирургическому лечению заболеваний кишечника, которые посещают специалисты клиник и центров, курсанты постдипломного образования.

Отзывы пациентов

28.11.2018 10:15:00 Отзыв после успешной лапароскопической операции по поводу рака толстой кишки. Бдоян Лариса Ивановна, 81 год, Москва

Низкодифференцированный нейроэндокринный рак поджелудочной железы

Нейроэндокринная карцинома (НЭК) – редкое и очень агрессивное злокачественное новообразование. Несмотря на чувствительность к химиотерапии, в большинстве случаев общая выживаемость пациентов с НЭК не превышает нескольких лет.

Данные о нейроэндокринных опухолях крайне ограниченны, исследовательские группы немногочисленны. Эти факторы затрудняют выбор тактики лечения пациентов с НЭК.

В статье представлен опыт лечения пациентки с НЭК поджелудочной железы, общая продолжительность наблюдения которой превысила восемь лет. 

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

Варианты второй и третьей линии лечения пациентов с нейроэндокринной карциномой

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

Рис. 1. Схема лечения пациентки с НЭК поджелудочной железы

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

Рис. 2. КТ органов брюшной полости: динамика очага печени

Актуальность

Нейроэндокринные опухоли считаются гетерогенными с точки зрения эмбрионального происхождения, степени агрессивности, прогноза и тактики лечения [1].

Низкодифференцированные нейроэндокринные карциномы (НЭК) G3 относятся к редким опухолям. На их долю приходится около 5% всех нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы [2].

НЭК поджелудочной железы – клинически агрессивная опухоль, характеризующаяся низкой дифференцировкой, высокой пролиферативной способностью и быстрым прогрессированием [3–5].

В отличие от пациентов с хорошо дифференцированными нейроэндокринными опухолями G1/G2, у которых обычно наблюдается вялотекущий процесс заболевания, у большинства пациентов с НЭК отмечаются симптомы, сходные с протоковой аденокарциномой, включая боль в спине, кахексию, снижение веса и желтуху [4].

Свыше 70% пациентов с НЭК на момент постановки диагноза имеют регионарные или отдаленные метастазы, что обусловлено быстрым агрессивным течением заболевания, и только в 20–30% случаев возможна хирургическая резекция [3, 4, 6, 7].

Пятилетняя выживаемость пациентов с НЭК ниже, чем пациентов с высоко или умеренно дифференцированными нейроэндокринными опухолями [1]. При распространенной стадии, равно как и при локализованной НЭК, средняя выживаемость составляет 4–16 месяцев [8–14]. В отсутствие лечения выживаемость существенно меньше – один месяц [15].

Роль хирургического вмешательства при НЭК противоречива. Вопрос о таком лечении рассматривается в случае ограниченного процесса. Кроме того, хирургическое лечение должно сочетаться с адъювантной химиотерапией из-за риска метастатического прогрессирования и рецидива [16, 17].

НЭК обычно не реагирует на стандартные методы лечения, традиционно применяемые при опухолях G1 и G2, – аналоги соматостатина, эверолимус, сунитиниб и интерферон [18–20].

Аналоги соматостатина не рекомендуются при НЭК, поскольку их противоопухолевое действие подтверждено только при нейроэндокринных опухолях с индексом Ki-67 < 10%. У пациентов с НЭК очень редко наблюдается карциноидный синдром [16, 17, 21, 22].

Аналоги соматостатина могут применяться в комбинации с лечебной химиотерапией для контроля карциноидного синдрома либо при маркерном росте.

У пациентов с метастатической НЭК химиотерапия первой линии предполагает использование цисплатина или карбоплатина в сочетании с этопозидом.

Согласно данным исследований, частота ответа на комбинированную терапию цисплатином и этопозидом варьируется от 14 до 50% [22–26].

Крупнейшее ретроспективное исследование желудочно-кишечной НЭК показало более низкий уровень ответа на химиотерапию на основе платины у пациентов с Ki-67 < 55% (15%) по сравнению с пациентами с высокой пролиферативной активностью Ki-67 > 55% (42%; р < 0,01) [15].

Схема химиотерапии второй линии на данный момент не определена. В большинстве рекомендаций предлагается повторная индукция с помощью платины/этопозида или применение темозоломида, капецитабина [15, 27–29]. Возможно и применение схем химиотерапии, включающих иринотекан и платину [30–37].

При тяжелой сопутствующей патологии – статус ECOG 2 – допустимо применение темозоломида в монорежиме [38–40]. Альтернативой может служить комбинация иринотекана и цисплатина.

В крупном японском ретроспективном исследовании сообщалось о лучшем ответе и более высокой выживаемости для этой комбинации по сравнению с цисплатином и этопозидом (частота ответа – 50 против 28%, выживаемость – 13 против 7 месяцев) [30]. Варианты терапии второй и третьей линии у пациентов с НЭК представлены в таблице [41].

Клинический случай

Пациентке 1960 г.р. в 2011 г. была проведена энуклеация опухоли в области перешейка поджелудочной железы T1N0M0, обнаруженной при ультразвуковом исследовании (УЗИ) во время диспансеризации. Иммуногистохимическое (ИГХ) исследование показало НЭК поджелудочной железы, Кi-67 50%.

Маркеры (хромогранин А, гидроксииндолилуксусная кислота, нейронспецифическая энолаза) – в пределах референсных значений. У пациентки отсутствовала тяжелая сопутствующая патология, наследственный анамнез не отягощен.

Лечения больная не получала, проводилось динамическое наблюдение по месту жительства.

В декабре 2014 г. по поводу опухоли головки поджелудочной железы, метастазов в печени, брыжейке тонкой кишки, яичниках пациентке был наложен обходной анастомоз по Ру.

Гистологическое исследование показало в лимфатических узлах и брюшине метастазы НЭК G3.

Проведено десять курсов химиотерапии по схеме XELOX (оксалиплатин 130 мг/м2 в день внутривенно (в/в) капельно + внутрь капецитабин 2000 мг/м2 в 1–14-й дни каждые три недели) на фоне введения октреотида 20 мг один раз в 28 дней.

В мае 2016 г. после лечения наблюдалась стабилизация процесса, согласно результатам компьютерной томографии (КТ). УЗИ малого таза: прогрессирование заболевания в виде увеличения метастаза в левом яичнике. Выполнена экстирпация матки с придатками.

Результаты ИГХ-исследования показали метастазы НЭК. Назначено шесть курсов химиотерапии по схеме: паклитаксел 175 мг/м2 в день в/в + карбоплатин AUC5 в/в каждые три недели до апреля 2017 г.

Все курсы химиотерапии пациентка перенесла удовлетворительно. В июне 2017 г. зафиксировано повышение уровня хромогранина А до 148,5 мкг/л. Была рекомендована терапия октреотидом 40 мг один раз в 28 дней.

В ноябре 2017 г. (контрольное обследование) отмечалось увеличение забрюшинных лимфатических узлов и очагов в печени. Поскольку безрецидивный период превысил шесть месяцев, было принято решение провести химиотерапию по схеме: этопозид 100 мг/м2 в 1–3-й дни в/в + цисплатин 75 мг/м2 в день в/в каждые три недели.

Пациентка прошла шесть курсов химиотерапии (до мая 2018 г.). В мае 2018 г. исследование маркеров крови показало увеличение уровня хромогранина А до 323,48 мкг/л. Пациентке была проведена эхокардиография для исключения сердечной недостаточности. Отклонений не выявлено. КТ брюшной полости: в печени обнаружены два новых очага.

Проведено восемь курсов химиотерапии по схеме: темозоломид 150 мг/м2 внутрь в 10–14-й дни + капецитабин 2000 мг/м2 в 1–14-й дни каждые четыре недели на фоне терапии аналогами соматостатина (октреотид 60 мг один раз в 28 дней). Курсы пациентка перенесла удовлетворительно, без гематологической токсичности. Последний курс завершился в феврале 2019 г.

 Терапия октреотидом продолжена в прежнем режиме. Проведено исследование NGS, мутаций не выявлено.

Результаты КТ органов брюшной полости показали стабилизацию процесса. В дополнение к проведенному ранее лечению было решено провести радиочастотную абляцию очагов печени. Повторная КТ в августе 2019 г. показала отсутствие динамики. В сентябре 2019 г. наступила смерть. Алгоритм  лечения пациентки с НЭК поджелудочной железы представлен на рис. 1, динамика очага печени – на рис. 2.

Выводы

Учитывая, что средняя продолжительность жизни пациентов с НЭК не превышает двух лет и НЭК относится к редким патологиям, рассмотренный случай можно считать уникальным. По нашему мнению, данный факт обусловлен диагностированием на ранней стадии (стадия I), радикальностью выполненной операции на первом этапе, хорошей переносимостью назначенной терапии.

С ростом онкологической заболеваемости, в том числе нейроэндокринными опухолями, все большее значение приобретает поиск новых схем лечения пациентов с НЭК, прогноз которых оставался неблагоприятным в течение последних десятилетий. Ингибиторы контрольных точек, такие как ниволумаб или пембролизумаб, расширяют возможности лечения данных пациентов.

Читайте также:  Рак предстательной железы: код по мкб-10 c61

Результаты исследования показали, что экспрессия PD-L1 в НЭК связана с низкой степенью дифференцировки (экспрессия PD-L1 наблюдалась в 40% случаев НЭК) и плохим прогнозом [42]. В исследовании P.T. Nghiem и соавт.

на фоне пембролизумаба, который назначали пациентам с карциномой из клеток Меркеля (также относится к НЭК) в качестве терапии первой линии, отмечался объективный ответ в 56% случаев [43].

Таким образом, необходимы дальнейшее изучение иммунотерапии при НЭК G3 и выявление групп пациентов, у которых новые варианты лечения могут быть эффективны.

С учетом неоднородности и сложной биологии опухоли в каждом конкретном случае лечение должно быть строго индивидуальным и проводиться с участием многопрофильной команды.

Такой подход к лечению предполагает проведение тщательного анализа всех факторов, связанных с пациентом и заболеванием, определение степени, локализации первичной опухоли и метастазов, а также объема собственно опухолевой массы, симптомов, сопутствующих заболеваний и общего статуса пациента.

Скрупулезная оценка и при необходимости переоценка потенциальных преимуществ конкретных терапевтических и поддерживающих мероприятий на каждом этапе принятия клинического решения в отношении течения заболевания призваны обеспечить наиболее благоприятный исход.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: новообразования, опухоли, поджелудочная железа, карцинома, рак

Рак поджелудочной железы: как предупредить заболевание и где лучше всего лечить

Единственный шанс получить долгосрочную выживаемость дает чисто выполненная операция с последующей химиотерапией.

Но это очень сложная операция, чреватая грозными осложнениями, которые в последующем могут лишить пациентов возможности получения химиотерапии.

Однако врачам Национального научного онкологического центра удалось изобрести способ снижения процента осложнений после панкреатодуоденальной резекции.

Об успехах клиники Zakon.kz рассказал заведующий Центром гепатологии, гастроэнтерологии и трансплантации органов ННОЦ, трансплантолог, гепатопанкреатобилиарный хирург, онколог, хирург общей практики высшей квалификационной категории Жанат Спатаев.

– Жанат Сейтбатталович, почему возникает рак поджелудочной железы?

– Есть несколько факторов. Убедительно доказано, что длительное курение вызывает рак не только поджелудочной железы, но и легких, желудка и так далее. Неубедительно доказано развитие рака на фоне ожирения, плохого питания и сахарного диабета. Но при наличии последних трех факторов, наверное, нужно сделать скрининг для ранней диагностики.

Еще один фактор – это генетическая предрасположенность. То есть речь идет о наличии любого вида рака в анамнезе.

Считаю, что после 40 лет всем желательно проходить колоноскопию, УЗИ и ФГДС раз в пять лет. Только так можно минимизировать риски.

– Какие симптомы должны насторожить человека, чтобы он сам пошел к врачу и обследовался?

– Если у человека есть боли в животе непонятного характера, тогда лучше обратиться в специализированный центр, где занимаются лечением заболеваний поджелудочной железы. Нужно, чтобы провели УЗИ экспертного класса, если надо – КТ. Только точная диагностика может позволить выявить это заболевание.

Еще одним симптомом является желтушность: если глаза желтые, моча желтая, надо тоже срочно обращаться к инфекционисту и хирургу.

Конечно, если есть какое-то подозрение, надо сдавать онкомаркеры. Но нужно помнить, что они повышаются, когда речь идет о продвинутой стадии.

– В чем коварность рака поджелудочной железы?

– Первый фактор – сложность в диагностике, поэтому пациенты к нам приходят в продвинутой стадии, на которой хирургическое лечение уже зачастую невозможно. Только 20% из тех, кто обращается к врачам за медпомощью, можно прооперировать, а остальные 80% пациентов приходят с уже неоперабельными опухолями, метастазами или врастаниями опухоли в сосуды, которые невозможно прооперировать.

В целом, если есть образование в поджелудочной железе, то в 80% это рак. В остальных 20% случаев речь идет о кистозных образованиях. Существует четыре разновидности таких образований, и их мало кто может различить. Среди них есть одна опухоль – серозная аденома, которую вообще не надо оперировать, даже если она будет большой. Ее размер не коррелирует со злокачественностью.

Во-вторых, рак поджелудочной железы отличается особенно агрессивным течением и характеризуется плохим прогнозом.

И если на любой вид рака есть три вида лечения – хирургическое, то есть удаление опухоли, химиотерапия и облучение, то при раке поджелудочной железы химиотерапия и облучение малоэффективны. Остается только хирургия, но удалить эту опухоль очень сложно.

Панкреатодуоденальная резекция, или операция Whipple, считается одной из сложных операций в абдоминальной хирургии и не все врачи ее проводят.

Но только хирургическое лечение с последующей химиотерапией может дать пятилетнюю выживаемость.

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

ННОЦ

Прекрасно характеризует поджелудочную железу высказывание профессора-хирурга А. С.

Голубева: «Как нежная пантера, уложила она голову в изгиб двенадцатиперстной кишки, распластала тонкое тело на аорте, убаюкивающей ее мерными движениями, а чуть изогнутый хвост беспечно отклонила в ворота селезенки – затаившийся красивый хищник, который неожиданно при болезни может нанести непоправимый вред: так и поджелудочная железа – прекрасна как ангел небесный, как демон коварна и зла».

Опухоль растет незаметно и дает о себе знать, только когда выходит за пределы. Но на этом этапе, как правило, опухоль является неоперабельной. К тому же могут развиться метастазы, и она быстро прогрессирует.

Дело в том, что проблемой является и то, что не все клиники могут оперировать пациентов с таким заболеванием.

Уровень сложности операции очень высокий, необходимо удаление трех органов: может, половины желудка, желчного протока, части 12-перстной кишки и головки поджелудочной железы. Надо еще потом все восстановить – сшить между собой разные типы тканей.

А у всех онкологических больных нарушена репарация и регенерация, у них плохо идет заживление, и это является проблемой – несостоятельность анастомозов, которая может привести в том числе к летальному исходу.

Это проблема всех клиник мира. Везде есть такие осложнения, конечно, они разные и достигают в некоторых клиниках от 1 до 20% летальности, до 10-40% осложнений, то есть из 100 операций в 10-40 случаях будет осложнение. Из-за таких рисков не все хирурги хотят проводить такие операции.

В онкологии есть одно главное правило: биология опухоли – это король, селекция – это королева, а технический маневр – это принц и принцесса.

Очень важна биология опухоли, то есть ее свойства, какая она – если опухоль злокачественная, низкодифференцированная (Содержит клетки и ткани, которые сильно отличаются от нормальных, ведут себя намного агрессивнее. – Прим. ред.), то даже операция может не принести успеха.

Селекция – это умение сделать правильный выбор: перед операцией провести курс химиотерапии, чтобы уменьшить опухоль, а потом оперировать, или провести операцию и только потом химиотерапию. А сам навык хирургов – это последнее в данном тезисе.

Необходимо решать в Казахстане ситуацию с постоперационной реабилитацией. В стране мало клиник, которые занимаются хирургическим лечением рака поджелудочной железы и выполняют достаточное количество операций.

Существует негласное правило, основанное на рандоминизированных исследованиях, что оперироваться надо там, где выполняется более 20 операций в год.

В нашем центре проводят в год больше 20 панкреатодуоденальных резекций.

В принятии правильного решения – возможно и можно ли удалить эту опухоль или нет, очень важно второе мнение: радиолога, хирурга. И это второе мнение в Казахстане очень сложно получить, потому что мало специализированных клиник – всего две.

В итоге за советом мы идем к зарубежным специалистам – турецким или немецким врачам. В специализированных клиниках Турции и Германии в год делают тысячи таких операций.

Представляете, какой у них опыт? Мы с ними советуемся по телефону, отправляем им результаты КТ и МРТ, потому что, повторюсь, очень важно при лечении рака поджелудочной железы принятие правильного решения.

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

ННОЦ

– Чтобы бы вы посоветовали больным с таким диагнозом – какую клинику выбрать для лечения и на какие факторы обратить внимание?

– Очень важно наличие мультидисциплинарного подхода: нужна сильная диагностика, сильная реанимация, сильные хирурги. Выявить рак могут радиологи и УЗИ-специалисты, они же по снимкам КТ и МРТ могут помочь спланировать операцию, если она возможна. Такое взаимодействие радиологов и хирургов должно быть – только когда мы взаимодействуем, мы можем научиться друг у друга.

Рекомендую пациентам, чтобы они спросили, сколько в той клинике, куда они обратились за помощью, проводят таких операций в год. Важно также поинтересоваться, каков процент осложнений в этой клинике. Если вам скажут, что у них не бывает осложнений после операций на поджелудочной железе, стоит сомневаться в правдивости данных.

Читайте также:  Высокий уровень холестерина способствует прогрессированию рака

Должны быть сильные патоморфологи – они проводят исследования на тканевом уровне и могут определить биологию опухоли, стадию заболевания, то есть поставить заключительный диагноз, а от этого зависит, какую тактику лечения выберут онкологи.

– В вашем центре изобрели новый способ, существенно снижающий риск постоперационных осложнений. Можете рассказать об этом более подробно?

– Один из реконструктивных этапов операции – создание соустья между тонкой кишкой и остатком поджелудочной железы – является ахиллесовой пятой в хирургии рака поджелудочной железы во всем мире.

И мы придумали свою методику, провели больше 20 таких операций и пока не видели осложнений при этом. Сейчас работаем над получением патента. Российские, американские и европейские врачи проявляют к этой методике большой интерес и просят нас продемонстрировать ее.

Рак головки поджелудочной железы: симптомы, проявление, прогноз выживаемости и стадии

ННОЦ

– Каких правил должны придерживаться сами пациенты, у кого они должны наблюдаться и как часто, какие анализы сдавать?

– Пациент должен наблюдаться в поликлинике. Надо понимать, что существует две основные проблемы после этой операции: ферментная недостаточность и нарушение обмена сахара в организме.

  • Это связано с тем, что поджелудочная железа выполняет две основные функции – вырабатывает ферменты, которые поступают в кишечник и помогают переваривать и усваивать пищу, а также гормоны инсулин и глюкагон.
  • Пациентам после панкреатодуоденальной резекции нужно пожизненно принимать ферменты, дозу которых должен грамотно рассчитать специалист.
  • Кроме того, нарушается обмен сахара в организме и развивается послеоперационный сахарный диабет, в связи с чем пациент должен наблюдаться у эндокринолога.

Лечение рака головки поджелудочной железы в Израиле новейшими методами

Рак головки поджелудочной железы принадлежит к числу самых агрессивных и смертельно опасных видов онкологических заболеваний: он стремительно развивается, рано метастазирует, трудно диагностируется и чрезвычайно сложно поддается лечению. Это, впрочем, не значит, что людям с таким диагнозом невозможно помочь. Высококвалифицированные онкологи больницы Топ Ихилов, используя новейшие противоопухолевые методики и высокотехнологичное медицинское оборудование, делают все возможное, чтобы уничтожить злокачественную опухоль, устранить возникшие вследствие ее разрастания серьезные нарушения в работе соседних органов.

Если опухоль выявлена на ранних стадиях и не успела прорасти в окружающие ткани и структуры, лечение рака головки поджелудочной железы в Израиле, как правило, завершается победой над болезнью.

В запущенных случаях врачи стараются взять контроль над ростом новообразования, побороть вызванные ею осложнения и смягчить симптомы, продлив тем самым жизнь онкобольному и обеспечив ее приемлемое качество.

Оглавление

Злокачественные опухоли поджелудочной чаще всего развиваются именно в головке органа. Возникают они на фоне других заболеваний желчевыводящих путей, вследствие неправильного питания, курения и злоупотребления алкоголем.

Такие новообразования различаются по происхождению и морфологической структуре.

В большинстве случаев врачи диагностируют аденокарциному, происходящую из клеток желчных протоков, реже встречается анапластический и плоскоклеточный рак поджелудочной.

Опухоли железы отличаются агрессивным ростом и метастазируют уже на начальных стадиях, в основном – в регионарные лимфоузлы, печень, легкие, почки, желчный пузырь, ближайшие костные ткани.

Лечение рака головки поджелудочной железы в Израиле, отзывы о котором служат подтверждением его высокой результативности, подбирается с учетом типа онкообразования, его размера, степени его распространения на окружающие ткани, наличия вторичных очагов.

При разработке индивидуальной схемы терапии онкологи клиники Топ Ихилов также принимают во внимание текущее состояние пациента, его возраст и наличие у него сопутствующих заболеваний.

Хирургическое вмешательство считается наиболее действенным методом при таком типе онкологии. Однако провести его возможно лишь у небольшого числа пациентов.

Оперируют только опухоли, которые не вышли за пределы железы, или же распространились, но не задели жизненно важные артерии и не успели дать метастазы.

Объем хирургического вмешательства, как правило, зависит объема злокачественного образования и стадии онкологического процесса.

В подавляющем большинстве случаев при раке поджелудочной израильские врачи проводят панкреатодуоденальную резекцию.

Это довольно сложная операция, которая предполагает удаление пораженной головки железы, части двенадцатиперстной кишки, общей зоны желчевыводящих путей, желчного пузыря, ближайших лимфатических узлов, кровеносных сосудов и окружающей клетчатки.

Иногда дополнительно требуется частичная резекция желудка и/или тонкого кишечника. Впоследствии целостность желудочно-кишечного тракта восстанавливают, формируя искусственное соединение между оставшимися частями.

Щадящие органосохраняющие операции возможны лишь в том случае, если опухоль имеет небольшой размер и ограничена головкой железы – тогда ее удаляют вместе с пораженной частью органа, сохраняя привратник, двенадцатиперстную кишку и желчевыводящие пути.

На продвинутых стадиях болезни, когда новообразование уже неоперабельно, врачи Топ Ихилов проводят паллиативные хирургические вмешательства, цель которых – устранить механическую желтуху, восстановить проходимость разных отделов пищеварительного тракта и облегчить проявление симптомов.

Чаще всего для этого выполняют наложение анастомоза между тощей кишкой и желчным пузырем, устанавливают дренирующий катетер, проводят шунтирование, создавая обходной путь для оттока желчи, или стентирование двенадцатиперстной кишки.

Методы лечения рака головки поджелудочной железы в Израиле также включают в себя лучевую терапию, в основе которой лежит действие разных видов ионизирующего излучения.

Как монолечение она малоэффективна, поскольку опухолевые клетки поджелудочной практически не снабжаются кровеносными сосудами и защищены плотной соединительной тканью.

Обычно радиотерапию используют после операции, чтобы разрушить оставшиеся аномальные клетки и снизить таким образом риск рецидива, а также как вспомогательный метод при лечении неоперабельных образований и местно-распространенных форм рака железы.

Химиотерапия, которая заключается в применении специальных противоопухолевых препаратов, используется в основном в комбинации с лучевым лечением. В Топ Ихилов ее чаще всего проводят перед операцией, чтобы уменьшить объемы опухоли и облегчить хирургу задачу по ее удалению, или после – чтобы закрепить эффект оперативного вмешательства. Химиотерапия также хорошо борется с неприятными симптомами рака, в частности, снимает болевые ощущения, и метастазами в отдаленных органах, улучшая самочувствие пациента и продлевая ему жизнь.

И лучевая терапия, и химиотерапия повреждают влекут за собой побочные эффекты и могут включать тошноту, рвоту, потерю аппетита, потерю веса и усталость, а также токсичность для клеток крови. Симптомы обычно прекращаются в течение нескольких недель после завершения лучевой терапии.

Сотрудники клиники постоянно совершенствуют методы лечения этого заболевания, стараясь минимизировать побочку и увеличить продолжительность и качество жизни пациента.

Диагностика рака головки поджелудочной железы в Израиле

Основная опасность состоит в том, что недуг до последнего никак себя не проявляет, успешно маскируясь под другие, менее серьезные патологии пищеварительной системы, такие как язва двенадцатиперстной кишки, закупорка желчных протоков, хронический панкреатит, эндокринные и доброкачественные опухоли железы. Вовремя поставить верный диагноз, повысив шансы на успешное лечение, можно только при помощи высокоточной аппаратуры и грамотной расшифровки результатов.

В медцентре Топ Ихилов все диагностические процедуры проводятся на новейшем оборудовании под контролем опытных специалистов, что исключает риск ошибки.

В ходе обследования врачи уточняют размер и локализацию опухоли, в том числе по отношению к соседним тканям и органам, устанавливают степень распространенности злокачественного процесса и наличие метастазов, что помогает им подобрать наиболее эффективные способы лечения. Диагностический процесс обычно занимает не больше 3–4 рабочих дней и проводится в три этапа.

Этап 1. Консультация онколога

На прием к лечащему врачу иностранный пациент попадает сразу же по приезде в Израиль.

Ведущий специалист онкологического отделения клиники опрашивает его по поводу имеющихся симптомов, изучает историю болезни, анализирует медицинские документы с результатами пройденных ранее обследований и проводит первичный осмотр.

Он осматривает кожные покровы и склеры, отмечая их желтушность, пальпирует область живота, оценивая размеры поджелудочной и ее плотность, и т.д. После этого врач определяется с перечнем дополнительных диагностических исследований.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector