Новая методика может совершить революцию в иммунотерапии рака

Атезолизумаб (Тецентрик) — это гуманизированное моноклональное антитело из класса IgG1 с видоизмененным Fc-фрагментом, которое непосредственно связывается с PD-L1 и блокирует его взаимодействие с рецепторами PD-1 и B7.1.

Таким образом, атезолизумаб способствует прекращению опосредованного PD-L1/PD-1 подавления иммунного ответа и вызывает реактивацию противоопухолевого иммунитета.  Вторая сторона медали современной иммунотерапии – это побочные эффекты, осложнения, иммуноопосредованные нежелательные явления.

Они обусловлены избыточной активацией иммунной системы с аутоиммунным поражением нормальных тканей различных органов и систем. Эти симптомы могут появиться уже в течение 1 недели или только через 54 недели от начала терапии, могут усиливаться в любой момент времени и приводить к фатальным последствиям.

Новая методика может совершить революцию в иммунотерапии рака

Иммуноопосредованный пневмонит наблюдается у 2,7% пациентов. Начальные признаки и симптомы: сухой кашель, прогрессирующая одышка, хрипы на вдохе, гипоксия, лихорадка, боль в груди. Необходимо как можно раньше сообщать о симптомах, что позволит оперативно и эффективно предотвратить угрожающую жизни дыхательную недостаточность и срочного вмешательства, например, трахеостомии или интубации.

Иммуноопосредованный гепатит — у 2% пациентов.

Проявляется преимущественно бессимптомным повышением активности печеночных ферментов, редко повышением общего билирубина и желтухой, потемнением мочи, посветлением кала, кожным зудом, повышением кровоточивости, иногда присутствие лихорадки. Крайне важен контроль функции печени до начала терапии и перед каждым введением, что позволит предотвратить развитие тяжелой степени гепатита и соответственно прерывание лечения.

Иммуноопосредованный колит — у 1.1%. Проявляется болями в животе, спазмы, изменения частоты и характера стула, слизь или кровь в стуле. В запущенной форме вплоть до перфорации кишечника, сепсиса, симптомов раздражения брюшины и кишечной непроходимости.

Иммуноопосредованное нарушение функции щитовидной железы:

Гипотериоз — у 5.2% в монотерапии и у 24.3% в комбинации с бевацизумабом. Признаки: низкий обмен веществ в организме-запор, холодовая непереносимость, забывчивость и изменения личности, увеличение веса, задержка жидкости, отечность лица, изменения голоса, сухость кожи.

Гипертиреоз – у 4.9% с карбоплатином и наб-паклитакселом, 6,35%- с бевацизумабом, 0.9%- в монотерапии. Признаки: внезапное снижение массы тела, несмотря на повышенный аппетит, беспокойство, раздражительность, бессонница, потливость, мелкий тремор.

Надпочечниковая недостаточность — у 0.4% может проявляться усталостью, анарексией, снижением массы тела, гиперкортезолэмией, гипонатриемией.

Развитие сахарного диабета в 0.3% случаев будет проявляться гипергликемией, заторможенностью, рвотой, болями в мышцах, полидипсией и полиурией и потребовать заместительной инсулинотерапии.

  • Симптомы панкреатита как осложнения иммунотерапии атезолизумабом — боли в спине/животе, анорексией, тошнотой, рвотой, отеком поджелудочной железы.
  • Иммуноопосредованный менингоэнцефалит встречается в 0.4% случаев и может проявляться головной болью, изменениями психического состояния, нарушеним зрения, судорогами, тошнотой, рвотой, ригидностью затылочных мышц ,ознобом, спутанностью сознания 
  • Нейропатия может проявляться как неспецифической симптоматикой: головной болью, головокружением, парестезией (онемение, покалывание, болевые ощущения), так и расстройствами вегетативной нервной системы, птозом, двоением в глазах, дисфагией, быстро прогрессирующей мышечной слабостью, дыхательной недостаточностью.

При иммунотерапии атезолизумабом крайне важно информирование и обучение пациентов для оперативного выявления нежелательных явлений, так как своевременная диагностика и надлежащая медикаментозная терапия улучшит результаты и при этом не окажет негативного влияния на активность иммунопрепарата. В клинике De Vita мы используем все возможности и достижения современной онкологии для лечения злокачественных опухолей, в том числе новейшие таргетную и иммунотерапию. Мы накопили большой клинический опыт применения всех иммунопрепаратов, перечисленных в этой статье. Разработанные нами уникальные восстановительные программы, а также мультидисциплинарный подход с привлечением смежных специалистов – онкокардиолога, гастроэнтеролога-нутрициолога и онкокосметолога-дерматолога помогают делать лечение не только эффективным, но и максимально комфортным для пациента. Узнайте о возможностях лечения побочных эффектов иммунотерапии в вашем случае. Запишитесь на прием к онкологу-химиотерапевту по телефонам клиники +7 (812) 952-83-73, +7 (812) 318-59-90, и мы проконсультируем вас в день обращения.

Новая методика может совершить революцию в иммунотерапии рака | Клиники «Евроонко»

Иммунотерапия в онкологии — довольно большая группа методик, направленных на то, чтобы активировать иммунитет пациента и заставить его бороться со злокачественной опухолью.

Например, иммунопрепараты из группы ингибиторов контрольных точек блокируют определенные молекулы, которые мешают иммунным клеткам активироваться и уничтожать раковые клетки. Недавно команда ученых из США под руководством профессора Юаня Лю (Yuan Liu) разработала новую методику.

Этот подход показал высокую эффективность в лечении разных типов злокачественных опухолей, в том числе при поздних стадиях.

Метод Юаня Лю предполагает воздействие на макрофаги — тип лейкоцитов, которые выполняют ряд функций:

  • «пожирают» чужеродные частицы;
  • активируют T-лимфоциты, которые затем уничтожают различные патогены, в том числе раковые клетки;
  • активируют воспалительную реакцию;
  • участвуют в обмене веществ в межклеточном матриксе;
  • участвуют в процессе репарации в тканях.

В норме «сотрудничество» макрофагов и T-лимфоцитов приводит к успешному уничтожению всех клеток тела, в которых возникают критические генетические нарушения. Однако, раковые клетки хитры, они умеют обманывать макрофаги. В результате злокачественная опухоль успешно уклоняется от иммунной агрессии, получает возможность быстро расти и становиться устойчивой к традиционным методам лечения.

Юань Лю с коллегами разработали терапию, которая блокирует белок-рецептор SIRPα. В норме этот белок не дает макрофагам поглощать здоровые клетки.

Раковые клетки производят белок-маркер CD47, который связывается с SIRPα и помогает обманывать макрофаги.

Иными словами, CD47 — один из тех белков, с помощью которых раковые клетки как бы говорят иммунной системе: «мы свои, не нужно нас разрушать».

Новый вид иммунотерапии проверили на мышах

Профессор Лю с коллегами провели эксперименты на животных, во время которых продемонстрировали, что SIRPα-дефицитные макрофаги способны активировать мощный противоопухолевый иммунный ответ и активировать T-лимфоциты, уничтожающие раковые клетки. Результаты этой работы были опубликованы в научном журнале Nature Communications.

Современные иммунопрепараты, которые применяются в клинической практике, уже показали отличные результаты.

Они помогают существенно повысить выживаемость среди пациентов с запущенными злокачественными опухолями, при этом зачастую переносятся намного лучше, чем классическая химиотерапия, и вызывают меньше побочных эффектов.

Однако, иммунопрепараты из группы ингибиторов контрольных точек эффективны лишь у ограниченного числа пациентов, и это проблема. Ученые продолжают искать новые методы лечения.

Профессор Лю рассказывает:

Ученые признают, что опухоль-специфические T-лимфоциты — лучшее оружие против злокачественных опухолей, но состояние иммуносупрессии мешает им эффективно выполнять свою работу. Мы решили использовать макрофаги в качестве «генералов», которые призывают «армию» T-лимфоцитов и заставляют их бороться с раковыми клетками.

Эксперименты показали, что новый метод лечения является весьма эффективным и не повреждает здоровые ткани, если его применяют локально в сочетании с лучевой терапией.

Ученые обнаружили, что лучевая терапия эффективно уничтожает распространенные злокачественные опухоли с дефицитом SIRPα в толстой кишке и поджелудочной железе. Это весьма обнадеживающие результаты, учитывая, что при использовании классических методов лечения аналогичные злокачественные опухоли характеризуются высокими показателями смертности.

Во время экспериментов у мышей развились выраженные иммунные и воспалительные реакции, и опухоли в большинстве случаев перестали расти сразу после облучения.

Животные с небольшими опухолями полностью избавились от рака в течение 4–12 дней. У них не было явных долгосрочных побочных эффектов, и заболевание не рецидивировало до конца исследования.

В целом продолжительность жизни излечившихся мышей была такой же, как у здоровых.

Новое лечение помогло предотвратить распространенный побочный эффект лучевой терапии — выраженную реакцию заживления раны, способную привести к рецидиву.

Когда такая реакция возникает, опухоль может начать расти снова, потому что в месте поражения активно происходят процессы регенерации, и местный иммунитет, чтобы не мешать, подавляется.

У животных с дефицитом SIRPα такая проблема отсутствовала.

Кроме того, у мышей, перенесших новое лечение, выработался стойкий «иммунитет к раку». Даже когда животным вводили раковые клетки, у них не начинали снова расти опухоли.

Лечение, эффективное против разных видов рака

Доктор Коби Киддер (Koby Kidder), соавтор исследования, отмечает:

Причина нашего успеха в том, что мы напрямую использовали макрофаги для активации других иммунных клеток в организме. Усиление противоопухолевого иммунитета в сочетании с удалением факторов, вызывающих иммуносупрессию, из микроокружения опухоли сильно повлияло на иммунный ответ. Удалив SIRPα и применив лучевую терапию, мы вызвали устойчивый иммунный ответ, который по сути вылечил рак.

Исследователи продемонстрировали, что SIRPα является главным регулятором иммунного ответа в микроокружении опухоли. Он регулирует процесс заживления после лучевой терапии, подавляет работу иммунной системы, помогает раку прогрессировать и делает его устойчивым к лечению.

Авторы работы считают, что их метод можно использовать для лечения широкого спектра онкологических заболеваний, в том числе рака с метастазами.

После экспериментов на мышах ученые протестировали методику на 60 линиях злокачественных клеток человека, включая лейкемию, меланому, рак легких, толстой кишки, яичников, молочной железы, простаты, почек, опухоли мозга.

И во всех случаях была обнаружена довольно высокая эффективность. Теперь исследователи подают заявку в FDA и в 2022 году планируют начать клинические испытания на людях.

Иммунотерапия уже прочно вошла в арсенал врачей-онкологов и продемонстрировала немалые успехи. Но она еще имеет огромный потенциал, и ученые продолжают работать над новыми направлениями. В клиниках федеральной сети «Евроонко» применяются оригинальные иммунопрепараты последних поколений, они всегда в наличии, и наши врачи готовы немедленно начать лечение.

Читайте также:  Периферический рак легкого: что это такое? Клинические проявления рака периферической локализации

Источник: medicalxpress.com

Как иммигрантка из Ирана совершает революцию в лечении рака

Мало кто из взрослых занимается тем, о чем мечтал в детстве, — но это не относится к Хелен Сабзевари. «Думаю, в первый раз я осознала, что хочу делать то, что делаю сейчас, когда мне было 12 лет», — рассказывает она Forbes, вспоминая, как в школе ее поразил урок биологии, на котором изучали рак.

47 лет спустя Сабзевари — генеральный директор Precigen, биофармацевтической компании, разрабатывающей передовые методы лечения различных заболеваний, включая диабет I типа и некоторые виды рака.

59-летняя Сабзевари разрабатывает иммунотерапевтические методы лечения, которые являются более эффективными и легче масштабируются, чем те, что представлены на рынке сейчас.

Инновационные методы лечения рака

Одним из крупнейших нововведений в лечении рака была разработка CAR-T-клеточной терапии.

Для нее собственные T-клетки (вид иммунных клеток) пациента генетически модифицируются и возвращаются в организм.

Направляют их специальные вирусы, которые «умеют» распознавать молекулярные изменения, обычно наблюдаемые при раке. Первая такая процедура была одобрена FDA в 2017 году, позже было одобрено еще четыре.

CAR-T-клеточная терапия показала отличные результаты в борьбе с некоторыми видами рака, но у нее есть и ограничения: она плохо работает против сóлидных (плотных) опухолей и поэтому обычно используется в борьбе с лейкемией и другими видами рака крови. К тому же она дорога: по данным Центров услуг Medicare и Medicaid, курс CAR-T-терапии может стоить более $400 000.

Компания Сабзевари разработала метод «Ultra CAR-T». В рамках этого метода у пациента проводят забор T-клеток.

Гены, запускающие их производство, вводятся в плазмидную ДНК (это небольшие внехромосомные самореплицирующиеся ДНК — их встречают, например, у бактерий).

Плазмидную ДНК модифицируют для производства более эффективных против рака Т-клеток. Получившиеся плазмиды вводят в организм пациента, для усиления иммунного ответа добавляя интерлейкин-15.

«Рак — это во многих случаях уже не приговор»: израильский онколог Полина Степенски — о своей работе

Использование плазмид вместо вирусов исключает риск того, что организм воспримет модифицированные T-клетки как инородные тела. Кроме того, плазмидную ДНК можно масштабировать и производить гораздо дешевле.

Precigen использует сложную запатентованную систему для обеспечения контроля качества — она получила одобрение FDA осенью 2020 года.

Помимо прочего, это быстро: по словам Сабзевари, если кровь у пациента берут утром, Т-клетки могут быть выделены, а клетки Ultra CAR-T — произведены и готовы к доставке уже на следующий день.

У Ultra CAR-T-клеток есть и другое преимущество — их устойчивость. Предварительные данные показывают, что в то время как CAR-T-клетки живут 2–3 недели, Ultra CAR-T-клетки могут оставаться в организме месяцами.

А значит, они могут атаковать солидные опухоли — это расширяет спектр видов рака, которые можно лечить с помощью такой терапии.

На случай, если что-то пойдет не так, набор поставляется с генетическим «выключателем», который избавляется от клеток.

Первые два препарата компании на основе клеток Ultra CAR-T сейчас проходят первую фазу клинических испытаний, и предварительные данные внушают надежду на их дальнейшее успешное применение.

Как следствие, этот вид терапии заинтересовал не только пациентов, но и Уолл-стрит.

Подход компании потенциально может «трансформировать современные методы лечения за счет меньших издержек, доставки на следующий день и эффективности в борьбе с солидными опухолями», — пишут аналитики Wells Fargo в недавнем отчете.

Элен Сабзевари·Фото DR

Кто стоит за этой революцией?

Уроженка Ирана Хелен Сабзевари с детства демонстрировала выдающиеся академические результаты, особенно в естественных науках и биологии.

Из-за революции, которая произошла в стране в 1979 году, ей пришлось уехать в США, где она смогла сразу же поступить в Университет Нью-Йорка.

Во время учебы в бакалавриате и магистратуре Сабзевари работала волонтером в Онкологическом центре им. Слоуна-Кеттеринга и Брукхейвенской национальной лаборатории.

Получив степень PhD по клеточной и молекулярной иммунологии в Научно-исследовательском институте Скриппса, она продолжила работать в этом учреждении — занималась исследованиями в области иммунотерапии рака.

Сейчас в этой сфере много специалистов, но тогда ситуация обстояла иначе. «На тот момент я была одной из очень, очень немногих постдоков в этой сфере», — вспоминает Сабзевари.

Ее вторая постдок-программа в Институте Скриппса была посвящена аутоиммунным реакциям организма.

В 1998 году Сабзевари присоединилась к Национальному институту здоровья и возглавила группу иммунологов в Национальном институте рака (NCI). Ее команда занималась разработкой новых типов препаратов для лечения рака, в том числе вакцин и иммунотерапии.

«Ощущение, что медицинская система создана, чтобы угробить человека». Онколог из рейтинга Forbes об оттоке мозгов, выгорании и идеальных врачах

В NCI Сабзевари пыталась применить результаты исследований для лечения реальных пациентов, но, какой бы важной ни была эта работа, она не подразумевала создания готовых лекарств.

Поэтому в 2008 году Сабзевари ушла в Merck, где стала старшим вице-президентом подразделения иммуноонкологии и руководителем глобального направления иммунотерапии. «Это было очень сложное решение, — говорит она.

— Я очень хотела познакомиться с этой сферой и построить мост между академическими исследованиями и фармацевтикой».

После шести лет в Merck Сабзевари стала соосновательницей и научным директором Compass Therapeutics, биотех-стартапа из Кембриджа, который разрабатывал препараты для лечения рака на основе антител. Свой переход в небольшую компанию она объясняет желанием быть в авангарде иммуноонкологии — заниматься передовыми разработки в области генной и клеточной терапии.

Проработав в Compass Therapeutics три года, в 2017 году Сабзевари заняла пост главы R&D в компании Precigen. Несколько месяцев спустя она перешла на должность президента.

В тот момент Precigen была дочерней Intrexon Corporation, но в январе 2020 года две компании провели слияние, а Сабзевари стала президентом и CEO.

С тех пор компания ищет способы лечения не только рака, но и аутоиммунных заболеваний, таких как диабет I типа.

Именно для лечения диабета I типа компания разработала технологию введения пациентам генетически модифицированных бактерий желудочно-кишечного тракта.

Бактерии производят клетки, которые не позволяют иммунной системе атаковать поджелудочную железу. После успешной первой фазы испытаний компания перешла ко второй.

Эту же технологию компания собирается использовать для лечения других аутоиммунных заболеваний, например, целиакии.

За первый год, который Сабзевари провела на посту CEO, выручка компании составила $103 млн, что на 14% больше, чем в 2019 году.

Чуть больше $20 млн из этой суммы поступили от лицензионных договоров и соглашений о сотрудничестве — типичная ситуация для молодой биотех-компании.

Остальную выручку принесли две дочерние компании, оставшиеся еще со времен Intrexon: Trans Ova, которая занимается генетическими анализами в животноводстве, и Exemplar, которая производит генетически модифицированные животные модели для медицинских исследований.

В будущем компания намерена продолжить разрабатывать препараты для лечения рака и аутоиммунных заболеваний. Ожидается, что в конце осени будут получены новые клинические данные, однако до выхода продуктов на рынок еще несколько лет. Сабзевари говорит, что она в восторге от текущих результатов, но радует ее не успех компании, а надежда, которую она дарит пациентам.

По ее мнению, «неудачу очень тяжело принять, потому что это фактически означает, что мы не смогли продлить чью-то жизнь». Это и мотивирует Хелен развивать компанию. «Как только этот проект станет для меня бизнесом, а не личным делом, я уйду в отставку, — говорит она. — Потому что двигаться с той скоростью, с которой двигаемся мы, можно, только если это ваша личная цель.

Для меня это всегда было именно так».

Перевод Натальи Балабанцевой

Органы из пробирки и реабилитация после инсульта: 6 женщин, которые определяют будущее медицины

Шанс на жизнь. Иммунотерапия при поздних стадиях рака

В Беларуси дан старт реализации программы лечения пациентов с немелкоклеточным раком легкого и уротелиальным раком с помощью нового метода иммунотерапии. Об этом в интервью «Медвестнику» сообщил заведующий онкологическим (торакальным) отделением РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова, кандидат мед. наук Павел Короткевич.

Читайте также:  Корень лопуха при онкологии: полезные свойства и противопоказания

Павел Короткевич, заведующий онкологическим (торакальным) отделением РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова, кандидат мед. наук.Павел Евгеньевич, иммунотерапия при злокачественных новообразованиях появилась в мире не так давно. В чем суть этого метода?

Механизм действия иммунотерапии кардинально отличается от тех методов, которые применялись в онкологии на протяжении последних десятилетий. В отличие от стандартной химиотерапии, направленной непосредственно на опухолевые клетки, иммунотерапия действует другим способом.

Она активирует собственную иммунную систему организма на уничтожение опухолевых клеток. В норме у каждого человека ежедневно образуются такие клетки, но иммунная система мгновенно распознает их и убивает, поэтому они не успевают размножаться.

Процесс распознавания собственных нормальных клеток организма происходит благодаря особым белкам на поверхности Т-лимфоцитов, их называют контрольными точками. Чтобы обойти иммунную защиту, опухолевые клетки пытаются подстроиться под нормальные, воздействуя на белок PD-L1.

В итоге идет сложный процесс блокировки иммунитета, Т-лимфоциты перестают распознавать чужеродные для организма клетки, начинается опухолевый рост и развитие метастазов. 

Препараты для иммунотерапии рака направлены на разблокирование иммунной системы, чтобы заставить ее опять работать против раковых клеток. За открытие этого прорывного метода в 2018 году была присуждена Нобелевская премия в медицине. На сегодняшний день в мире зарегистрировано несколько таких препаратов — ингибиторов контрольных точек.

И с этого года один из препаратов (МНН: атезолизумаб) стал доступным для граждан нашей страны. Такая возможность появилась благодаря приказу Минздрава № 610 от 04.06.

2020, которым утверждена программа лечения пациентов с немелкоклеточным раком легкого и уротелиальным раком (с текстом приказа можно ознакомиться на сайте «Медвестника». — Прим. авт.).

Почему именно эти два вида новообразований были выбраны для внедрения метода иммунотерапии рака в нашей стране? И какие результаты лечения можно ожидать?

Разрабатывая программу лечения онкопациентов методом иммунотерапии, мы взяли за основу мировой опыт. Рак легкого — одна из патологий, при которой иммунотерапия показала довольно высокую эффективность.

Первоначально в международные клинические исследования включались пациенты с отдаленными метастазами либо нерезектабельной опухолью, у которых развилось прогрессирование заболевания на фоне химиотерапии.

В таких случаях назначается 2-я линия химиотерапии, однако, как правило, это не дает желаемого эффекта, позволяя лишь на несколько месяцев продлить жизнь пациенту. В исследованиях сравнивали продолжительность жизни при стандартной химиотерапии и иммунотерапии. Было показано, что иммунотерапия дает результат: пациенты живут дольше с лучшим качеством жизни.

Есть пациенты, которые живут два и более года, что в принципе невозможно при стандартной химиотерапии. Да, такой эффект не у всех, а лишь примерно у 30 %, но для рака легкого это огромное достижение. Поэтому все больше стран включают метод иммунотерапии в национальные протоколы лечения метастатического рака легкого. 

Как часто выявляется рак легкого в нашей стране?

Ежегодно в Беларуси выявляется порядка 4,5 тысячи новых случаев рака легкого. В структуре смертности от злокачественных новообразований у мужчин он находится на первом месте. 85 % вновь выявленных случаев приходится на немелкоклеточный рак. К сожалению, этот вид опухоли сложно диагностировать на ранних стадиях. Причем это проблема абсолютно всех стран.

Только 30 % пациентов поддаются радикальному хирургическому лечению. Все остальные имеют либо местно-распространенный процесс, требующий комплексного лечения (комбинация хирургического, лучевого и химиотерапевтического методов), либо 4-ю стадию с метастазами в других органах. Таких пациентов порядка 1,5–2 тысячи в год.

Они получают химиотерапию, направленную на продолжение жизни.

Теперь у этих пациентов появился новый шанс в виде иммунотерапии?

Да, но не у всех, а только у тех из них, кто соответствует определенным критериям и у кого мы ожидаем максимальной эффективности иммунотерапии. Все это четко прописано в программе, утвержденной приказом Минздрава № 610.

Критерии включения пациентов в программу иммунотерапии

Пациенты с местно-распространенным или метастатическим немелкоклеточным раком легкого при соблюдении следующих критериев:

  • гистологически подтвержденный плоскоклеточный рак и аденокарцинома легкого;
  • местно-распространенный или метастатический немелкоклеточный рак легкого у пациентов с прогрессированием заболевания в течение 12 месяцев с момента прохождения химиотерапии и невозможности выполнения радикальной операции;
  • экспрессия PD-L1 ≥10 % на иммунных клетках при иммуногистохимическом исследовании опухолевой ткани;
  • общее состояние по шкале ECOG 0–1;
  • наличие измеряемой первичной опухоли или метастазов по системе RECIST 1.1 при рентгенологическом исследовании.

Пациенты с местно-распространенным неоперабельным или метастатическим раком мочевого пузыря, лоханки, мочеточников при соблюдении следующих критериев:

  • гистологически подтвержденный уротелиальный рак;
  • неполучение пациентами системной химиотерапии на основе препаратов платины или получение адъювантной/неоадъювантной химиотерапии 12 месяцев назад и более с момента прогрессирования заболевания, при наличии противопоказаний к применению цисплатина или пациенты с прогрессированием заболевания в течение 12 месяцев с момента прохождения химиотерапии на основе препаратов платины;
  • экспрессия PD-L1 ≥5 % на иммунных клетках при иммуногистохимическом исследовании опухолевой ткани;
  • общее состояние по шкале ECOG 0–1;
  • наличие измеряемой первичной опухоли или метастазов по системе RECIST 1.1 при рентгенологическом исследовании.

Как пациент может попасть в программу? Его должен направить онколог, у которого он наблюдается по месту жительства? Знают ли онкологи в областных и районных онкодиспансерах о программе иммунотерапии рака? 

Приказ Минздрава № 610 доведен до региональных онкодиспансеров, более того, мы сделали и разослали информационное письмо, где в максимально доступной и понятной форме изложили критерии первичного отбора пациентов и их включения в программу, организацию лечения и всю связанную с этим логистику.

В задачу онкологов на местах входит первичный отбор пациентов с раком легкого и уротелиальным раком. Критерии первичного отбора ведь предельно просты. И если врач видит, что пациент соответствует требованиям, то выписывает направление на иммуногистохимическое исследование для оценки экспрессии PD-L1.

Этот показатель говорит о чувствительности опухоли к иммунотерапии. Исследование выполняется в молекулярно-генетической лаборатории канцерогенеза на базе нашего центра.

Экспрессия PD-L1 на иммунных клетках от 10 % и выше при раке легкого, от 5 % и выше при уротелиальном раке позволяет рассчитывать на более высокую эффективность иммунотерапии.

Решение о включении пациента в программу принимается только республиканским врачебным консилиумом, который организуется в нашем центре. Важный момент — оценка состояния пациента и распространенности опухолевого процесса на текущий момент.

Предпочтительным методом обследования является спиральная компьютерная томография грудной клетки, брюшной полости и таза с контрастным усилением либо полноконтрастная позитронно-эмиссионная томография, совмещенная с компьютерной томографией.

Как проходит процесс лечения методом иммунотерапии?

Лечение проводится на базе РНПЦ ОМР им. Н. Н. Александрова, госпитализация в большинстве случаев не требуется. Препарат вводится в виде внутривенной капельной инфузии.

Первый этап рассчитан на 4 введения препарата с интервалом в 3 недели. Далее выполняется контрольная КТ и врачебным мультидисциплинарным консилиумом оценивается эффективность лечения опять же по определенным строгим критериям.

Если ответ на иммунотерапию есть, лечение может быть продолжено.  

На какой эффект можно рассчитывать, исходя из международного опыта применения метода иммунотерапии? Были ли клинические случаи, которые вас удивили?

Критерием частичного ответа является уменьшение суммы размеров опухолевых очагов более чем на 30 % по сравнению с исходными без появления новых очагов. Если это достигается на первом этапе, лечение продолжается. Критерий полного ответа — исчезновение всех экстранодальных опухолевых образований.

Международные исследования показывают, что такой эффект достигается у 15–30 % пациентов. В мировой практике были очень необычные случаи, когда на фоне иммунотерапии исходно неоперабельная местно-распространенная опухоль уменьшалась в размерах, хирурги шли на операцию и удаляли опухолевое образование.

После чего исследовали его гистологически — и оказывалось, что там были лишь единичные опухолевые клетки, окруженные огромным скоплением иммунных клеток. То есть иммунная система практически полностью уничтожила опухоль.

Это говорит о том, что у части пациентов можно ожидать действительно очень хорошего эффекта.   

После старта программы пришлось ли столкнуться с какими-либо сложностями?

К сожалению, да, это связано с первичным отбором пациентов в программу в регионах. Несмотря на то что во все региональные онкодиспансеры были направлены приказ Минздрава и разъяснительные письма, возникает ощущение, что онкологи на местах невнимательно читали эти документы.

Читайте также:  У людей с ГЭРБ повышен риск рака гортани и пищевода

Некоторые не направили ни одного пациента, другие направляют пациентов, не соответствующих критериям включения. Хочу подчеркнуть, что иммунотерапия не панацея, она не даст эффекта у всех пациентов. Но у тех, кто соответствует критериям включения в программу, действительно появился шанс в борьбе с болезнью.

Поэтому мне как онкологу очень хотелось бы, чтобы врачи на местах более внимательно изучили приказ Минздрава и дали пациентам этот шанс.

Фото эксперта Татьяны Столяровой, «МВ».

Недостаточно прав для комментирования

Новый взгляд на иммунотерапию рака печени

В последние годы иммунотерапия опухолей стала весьма перспективным и широко рекламируемым методом лечение онкозаболеваний. Он основан на использовании гуманизированных антител, называемых ингибиторами иммунных контрольных точек (ICIs), для блокирования клеточных путей, которые подавляют активность Т-лимфоцитов, типа клеток иммунной системы, которые помогают защитить организм от инфекции и могут помочь бороться с раком.

  • Наиболее известными антителами являются антитела, полученные против CTLA-4, PD-L1 и PD-1.
  • Тем не менее, несмотря на обнадеживающие результаты использования иммунотерапии для лечения некоторых видов злокачественных новообразований, большинство больных раком плохо реагируют или вообще не реагируют на лечение с использованием ICIS, особенно пациенты с раком печени.
  • Ученые искали способы повысить эффективность иммунотерапии, в частности, путем сочетания нескольких методов лечения.

Сотрудники Калифорнийского университета в Сан-Диего доказатели, что рак печени может быть очень чувствительным к ингибитору иммунной контрольной точки, известному как антитело против PD-L1. Для этого была использована синтетическая молекула dsRNA, получившая название Polyic в тандеме для повышения врожденного иммунитета печени.

Чтобы иммунотерапия была успешной, она должна основываться на преодолении иммунной толерантности печени и нарушении механизма иммунного уклонения в микроокружении опухоли.

Чтобы решить эти проблемы, ученые с моделировали опухоли у специально выведенных мышах. У одной опухоль росла под кожей, а у другой опухоль находилась в печени. Оба типа опухолей были получены из одной и той же клеточной линии колоректального рака, что позволило исследователям специально изучить роль различного микроокружения опухоли.

Исследователи сравнили реакцию подкожных опухолей и опухолей печени на одно и то же лечение с использованием антитела против PD-L1, полимолекулы или комбинации того и другого.

Оказалось, что монотерапия POLYIC или анти-PD-L1 эффективно подавляла рост подкожной опухоли, что согласуется с предыдущими публичными отчетами. Ни одна монотерапия не оказывала значительного терапевтического эффекта на опухоли, растущие в печени мыши.

Однако комбинация двух реагентов продемонстрировала поразительный синергический эффект в ингибировании опухолей печени, даже лучше, чем при подкожных опухолях.

Это было в значительной степени связано с эффективным усилением цитотоксической субпопуляции CD8 Т-клеток в печени, одновременной активацией врожденных иммунных клеток с помощью POLYIC и блокированием ингибирующего пути в Т-лимфоцитах антителом против PD-L1.

Bing Xin et al, Enhancing the Therapeutic Efficacy of PD‐L1 Antibody for Metastasized Liver Cancer by Overcoming Hepatic Immunotolerance, Hepatology (2021). DOI: 10.1002/hep.32266

Появилась «прививка» от рака: иммунитет сам борется с опухолью и «запоминает» ее

Исследователи работы протестировали свой новый метод на мышах.

В результате половина грызунов смогла полностью победить новообразование, а если рак появлялся повторно, то иммунитет был уже с ним знаком и сразу уничтожал первые признаки опухоли.

Исследователи изучили, как работает иммунитет грызунов при глиоме и фибросаркоме, но они уверены, что новый способ можно применить и для других видов рака.

Что произошло?

Авторы научной публикации — ученые из Бельгии и России, они предложили использовать ферроптоз для иммунотерапии рака. Редакция международного научного журнала Journal for ImmunoTherapy of Cancer признала их работу лучшей научной публикацией за 2020 год, также исследование комментировали номинанты на Нобелевскую премию. Работа привлекла внимание широкого круга научного сообщества.

Как работает новый метод борьбы с раком?

Новая работа строится на ферроптозе — это недавно открытый учеными механизм запрограммированной клеточной смерти. Он приходит в действие только в том случае, если в клетке нарушается метаболизм железа. Также он запускается при круговороте жиров и некоторых других веществ, так как чаще всего это влечет за собой развитие воспалений.

  • Существует большое количество доказательств, что процесс ферроптоза можно искусственно запустить во многих типах раковых клеток, иначе говоря, самоуничтожить их.
  • В 2020 году директор Института биологии и биомедицины ННГУ Мария Ведунова и ее коллеги разработали и опубликовали в научном журнале одну из первых методик, которая поможет использовать недавно открытый механизм для борьбы с двумя видами рака: глиомой и фибросаркомой.
  • Глиома — это самая распространенная первичная опухоль головного мозга. 
  • Фибросаркома — это злокачественная опухоль, которая образуется в мягких соединительных тканях конечностей, например в бедре или плечевом поясе. 

В чем суть механизма клеточной смерти?

Сам феномен называется иммуногенная клеточная смерть (ICD), или гибель клеток под воздействием иммунной системы. Суть клеточной смерти в том, что она может быть активирована против раковых клеток: бороться с ними будет иммунитет, который даже после полного уничтожения новообразования «запоминает» особенности опухоли и активно борется с раковыми клетками при их повторном образовании.

С научной точки зрения этот процесс можно описать как активность молекулярных агентов, которые способствуют запуску иммуногенной клеточной смерти и активируют опасный для жизни клетки метаболический путь.

В результате этого процесса в организме происходит выброс соединений, которые называют «молекулярными паттернами, связанными с повреждением» (DAMP) — это такие молекулы, активирующие иммунную систему при воздействии на внешнюю клеточную мембрану.

К ним относятся, например, аденозинтрифосфорная кислота (АТФ) — соединение имеет большое значение в обмене энергии и веществ в организмах, белок амфотерин (HMGB) — играет роль в воспалении, является цитокиновым медиатором, а также кальретикулин (CRT) — участвует в иммунном ответе, росте и гибели клеток.

Как ученые предлагают использовать новый метод борьбы с онкологией?

Ученые из России и Бельгии выяснили, что культуры клеток при глиоме и фибросаркоме можно уничтожить, иначе говоря, убить рак, если ввести внутрь них набор заранее поврежденных клеток, которые находятся в первой стадии ферроптоза. Далее иммунная система начинает реагировать: она распознает раковые клетки и начинает бороться с ними.

Чтобы проверить работу этого метода, ученые провели опыты на мышах с имплантированными фрагментами глиомы и фибросаркомы. После того, как они сделали грызунам инъекции умирающих опухолевых клеток, рост новообразований стал значительно меньше, а в 50% случаев мыши начали активно бороться с опухолью.

Кроме этого, авторы попробовали повторно ввести фрагменты опухолей в организм выживших мышей, тем самых 50%, в результате их иммунитет начал атаковать новообразования и уничтожать их, даже без инъекций новых доз умирающих клеток.

Это значит, что новый метод действовал буквально как прививка, если один раз познакомить иммунную систему с такими умирающими клетками, то в следующий раз она распознает их самостоятельно и начнет уничтожать.

Какие виды рака можно лечить новым способом?

Сейчас нет точного списка видов рака, которым подходит такая терапия. Исследователи опробовали ее только на глиоме и фибросаркоме. Несмотря на это, авторы считают, что их работа поможет бороться и с другими разновидностями рака.

Они надеются, что их научное исследование поможет расширить количество методов борьбы со злокачественными опухолями, и они будут доступны для медиков уже в ближайшем будущем.

Авторы работы заявили, что их метод борьбы с новообразованиями нужно продолжить изучать, чтобы полностью описать принцип работы молекулярного организма конкретно этого вида клеточной смерти.

Пока что делать долгосрочные выводы о новом эффективном методе лечения рака рано, ведь его тестировали только на грызунах, а не на людях. У ученых и ранее получилось успешно побороть рак у лабораторных животных, но когда дело доходило до человека, метод оказывался неэффективен. Поэтому нужно ждать следующих результатов испытаний, возможно, они будут более успешны.

  1. Читать далее
  2. В американской пустыне вылупились «живые ископаемые». Они спали десятки лет
  3. Вакцина от COVID-19 не гарантирует полной защиты из-за особенностей иммунитета
  4. Посмотрите, как инженер превратил обычную микроволновку в лазерную печь

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector