Химиотерапия при раке прямой кишки: препараты для химиотерапии, паллиативная химиотерапия при раке прямой кишки

Когда врач говорит о диагнозе рак кишечника (или колоректальный рак), он имеет ввиду рак толстой кишки или рак прямой кишки. Но кишечник состоит из нескольких отделов: 12-перстная кишка, тонкая кишка, ободочная кишка и прямая кишка.

Почему же врачи объединяют в понятие «кишечник» прямую и ободочную кишку? Ответ кроется в статистике заболеваемости. Так, в нашей стране на долю раков прямой и ободочной кишки приходится 5% от всех онкологических заболеваний. Это 4 место среди всех онкозаболеваний.

На долю онкологии 12 -и перстной и тонкой кишки приходится менее 0,1%. Таким образом, значительная часть раков приходится на ободочную и прямую кишку.

Как развивается рак кишечника?

Химиотерапия при раке прямой кишки: препараты для химиотерапии, паллиативная химиотерапия при раке прямой кишки

Развитие рака кишечника в большинстве случаев начинается из слизистой оболочки. Зачастую рак развивается из уже существующего доброкачественного образования – полипа. Со временем опухоль сужает просвет кишечника, затрудняя продвижение пищи.

Опухоль прорастая в кровеносные сосуды и повреждая их, может осложнится крровотечением. По мере прогрессирования , раковые клетки прорастают стенку кишки, могут прорастать в соседние органы – желудок, поджелудочную железу, печень. почки, мочевой пузырь.

В запущенных случаях появляются метастазы в печени, легких.

Химиотерапия при раке прямой кишки: препараты для химиотерапии, паллиативная химиотерапия при раке прямой кишки

У кого может появится рак кишечника?

Точная причина рака кишечника неизвестна. Тем не менее, некоторые факторы увеличивают вероятность его развития:

  • Возраст старше 50 лет.
  • У людей с хроническим колитом, болезнью Крона, неспецифическим язвенным колитом. Особенно, если болезнь длится более 10 лет.
  • Образ жизни: избыточный вес, низкая физическая активность, диета с высоким содержанием жира или продуктов животного происхождения. Также неумеренное потребление алкоголя и курение.
  • Наследственные факторы: семейный аденоматозный полипоз (при этом заболевании ставится вопрос о превентивном удалении толстой кишки), болезнь Линча — наследственное заболевание при котором рак развивается сразу из слизистой кишки, минуя стадию полипа.
  • Отягощенная наследственность, т.е. случаи рака кишечника встречались у близких родственников.
  • Следует помнить, что наличие полипа кишечника тоже является фактором риска.
  • Симптомы рака кишечника?
  • Следует отметить, что клинические проявления рака кишечника могут появиться в уже запущенных случаях. Но все же болезнь может проявиться расстройствами кишечника:

Химиотерапия при раке прямой кишки: препараты для химиотерапии, паллиативная химиотерапия при раке прямой кишки

  • диареей, запорами, учащением или урежением стула.
  • появлением в кале слизи, или крови. При этом крови может быть совсем немного.
  • ощущение полноты или вздутия живота.
  • чувства неполного опорожнения кишечника после дефекации.
  • необъяснимая потеря веса, общая слабость.
  • появление болей в прямой кишке.
  • ощущение комка в прямой кишке.
  • боли в животе
  • анемия, приводящая к усталости.

Профилактические мероприятия

На сегодняшний день не существует вакцины, которая на 100% предупредит появление рака кишечника. Исключение факторов риска уменьшает вероятность появления рака, но не предупреждает его появление. Поэтому все современные мероприятия по профилактике рака кишечника направлены на раннее выявление патологии.

Наш центр – “Республиканский клинический медицинский центр” Управления делами Президента Республики Беларусь – проводит комплексное обследование по выявлению ранних форм рака кишечника. Основным методом является фиброколоноскопия: методика при которой, после специальной подготовки кишечника, врач проводит исследование кишечника фиброколоноскопом. (см.

рисунок). При этом исследовании удаляются все обнаруженные полипы и проводится их гистологическое исследование, а также выполняется биопсия из всех подозрительных, патологически измененных участков толстой и прямой кишки. С целью улучшения переносимости пациентами этой процедуры, фиброколоноскопия в нашем центре выполняется под внутривенной анестезией.

Как лечить рак кишечника?

Основной метод лечения рака кишечника это хирургическое вмешательство. В отдельных случаях оно дополняется химиотерапией или лучевой терапией.

Химиотерапия при раке прямой кишки: препараты для химиотерапии, паллиативная химиотерапия при раке прямой кишки

В нашей клинике для хирургического лечения рака кишки (толстой и прямой кишки) используется методика, давно зарекомендовавшая себя в зарубежных клиниках. И в силу определенных причин почти не использующаяся в больницах Беларуси. В нашем центре резекции толстой и прямой кишки при злокачественной патологии выполняются лапароскопическим методом.

Химиотерапия при раке прямой кишки: препараты для химиотерапии, паллиативная химиотерапия при раке прямой кишки

Поэтому, вполне объяснимо, что послеоперационный период протекает у пациентов, оперируемых таким методом гораздо легче, в сравнении с пациентоами, оперированными “открытым” методом. Не говоря, о косметическом эффекте.

Отдельно необходимо указать на уникальные для нашей страны операции, которые мы проводим на прямой кишке. В нашем центре выполняются лапароскопические сфинктеросохраняющие операции при злокачественном поражении прямой кишки, что не требует выведения кишечной стомы через переднюю брюшную стенку, это несомненно улучшает качество жизни с сохраненным косметическим эффектом.

Лечение рака прямой кишки: сфинктеросохраняющие операции

В иностранной практике рак прямой кишки чаще всего рассматривается в комплексе с другими видами рака кишечника, объединенных понятием “колоректальный рак”. С учетом общности причин и симптомов, это не является ошибкой. Но лечение рака прямой кишки требует учета физиологических особенностей, присущих данному отделу кишечника.

Химиотерапия при раке прямой кишки: препараты для химиотерапии, паллиативная химиотерапия при раке прямой кишки

С точки зрения победы над заболеванием, важно радикальное удаление опухоли кишечника. Но для обеспечения нормального качества жизни пациента после хирургического лечения рака прямой кишки важно сохранить сфинктер заднего прохода — сложный “клапан”, через которое фекалии выводятся из организма.

Рак прямой кишки = колостома?

Если все возможности современной онкологии уже исчерпаны, врачу приходится отдавать предпочтение сохранению или максимальному продлению жизни пациенту перед качеством жизни.

При лечении рака прямой кишки это означает радикальное удаление опухоли без сохранения функции заднего прохода, с наложением постоянной колостомы (отверстие кишки выводится на переднюю брюшную стенку и оформляется для установки сменного калоприемника, в который собираются продукты жизнедеятельности).

К сожалению, анализ обращений за “вторым мнением” в МИБС пациентов, которым в других лечебных учреждениях назначается “широкая” хирургическая операция (удаление сфинктера и выведение постоянной колостомы без возможности последующей реконструкции), показывает, что далеко не всегда столь радикальный подход оправдан.

Практика Онкологической клиники МИБС говорит об обратном: развитие технологий лечения рака прямой кишки обеспечивает, в большинстве случаев, радикальное удаление опухоли без утраты естественной функции заднего прохода: с сохранением сфинктера, мышц тазового дна и нервов, управляющих ними.

Если нет прямого врастания опухоли в сфинктер прямой кишки и мышцы тазового дна, необходимо рассмотреть вариант микрохирургической сфинктеросохраняющей операции, дополненной методиками пластической хирургии по формированию новой прямой кишки.

Лечение рака прямой кишки — не только хирургия

Искусство сфинктеросохраняющих операций состоит в прохождении по границе между тем, что необходимо удалить и тем, что можно сохранить.

Читайте также:  Гидроторакс: жидкость в лёгких: что это? Причины жидкости в плевральной полости, лечение

Радикально удалить опухоль прямой кишки, и сохранить сфинктер позволяет только лечение в условиях онкологического центра замкнутого цикла, в котором представлены все методы воздействия на злокачественные клетки: малоинвазивная хирургия, лучевое лечение, химиотерапия.

Предоперационная химиолучевая терапия (ХЛТ)

Высокоточное облучение пораженной части кишечника, особенно при раке нижних отделов прямой кишки (нижнеампулярного отдела), выполняемое с одновременным введением подавляющих опухолевый рост препаратов, способствует уменьшению размеров новообразования.

Частичный регресс опухоли после ХЛТ создает или расширяет имеющуюся границу между пораженными и здоровыми тканями до такого значения, когда возможна органосохраняющая операция с минимальным риском рецидива.

Но главное преимущество химиолучевой терапии рака прямой кишки — вероятность полного разрушения (регресса) опухоли.

В таком случае необходима трансанальная малоинвазивная хирургия (TaMIS) при которой без полостного разреза иссекается остаточный рубец для гистологического исследования с целью окончательного подтверждения гибели клеток опухоли.

Новейшее оборудование (отделение хирургии онкологической клиники МИБС использует видеосистему Olympus Exera III с функцией NBI) позволяет хирургу “подсветить” расположение сосудов подслизистого слоя, не видимых обычными оптическими приборами, что является дополнительной степенью контроля за возможным распространением опухоли.

Высокоточная МРТ-диагностика

В тех случаях, когда с помощью химиолучевой терапии удалось достигнуть не полного регресса, а уменьшения опухоли и снижения активности клеток, показано хирургическое вмешательство.

Возможность сохранения сфинктера можно оценить, имея достоверную информацию о взаимном расположении опухоли прямой кишки и ее возможного прорастания в сфинктер, мышцы тазового дна и окружающие нервы, связанные с работой этих структур.

Чем точнее будет обследование, тем выше вероятность сохранения функций кишечника в полном объеме, и тем ниже вероятность рецидива.

Наиболее достоверным методом диагностики распространения рака прямой кишки остается магнитно-резонансная томография, выполняемая на высокопольном томографе (напряженность магнитного поля 1,5 Тесла и выше).

В особо сложных случаях, требующих максимально прицельной визуализации, в Онкологической клинике МИБС пациенту проводят МРТ на сверхвысокопольном томографе (3 Тесла).

Полученные данные служат основой для планирования оперативного вмешательства, определения точных границ резекции, тактики ее проведения и необходимого оборудования.

Комбинированная малоинвазивная хирургия

Видеолапароскопия высокого разрешения (FullHD) помогает прецизионно выполнить верхний этап операции, включающий лимфодиссекцию и верхний этап выделения прямой кишки.

Лапароскопического доступа, зачастую, недостаточно, чтобы полноценно сохранить сфинктер при лечении рака прямой кишки.

Важную роль в сфинктеросохраняющих вмешательствах играет трансанальная миниинвазивная хирургия (TaMIS): нижний этап операции выполняется через эндоскопический порт, установленный трансанально (хирурги Онкологической клиники МИБС используют Richard Wolf KeyPort Flex).

Таким образом отсечение прямой кишки от сфинктера происходит из ее просвета, при непосредственном визуальном контроле опухоли и инновационной “подсветке” сосудов, расположенных под слизистой оболочкой.

Такая комбинация хирургического доступа с внешней (лапароскопическая хирургия) и внутренней стороны (трансанальная миниинвазивная хирургия) позволяет радикально удалить прямую кишку с опухолью, сохранив нервы, мышцы тазового дна и сфинктер заднего прохода даже в самых тяжелых случаях.

Реконструкция прямой кишки после удаления опухоли

Сохранение сфинктера требует восстановления прохождения продуктов жизнедеятельности на участке удаленной прямой кишки. Поэтому хирургическое лечение завершается опусканием располагающейся выше ободочной кишки в малый таз.

После этого хирург с помощью специального устройства производит “сшивание” (наложение анастомоза) оставшейся части прямой кишки или, в случае полного ее удаления, непосредственно сфинктера.

В ряде случаев при этом формируется кишечный резервуар, за счет чего форма и объем низводимой в малый таз части ободочной кишки приближается к природной форме и размерам прямой кишки.

Превентивная колостомия в органосохраняющем лечении рака прямой кишки

При сфинкеторосохраняющих операциях часто формируется так называемый «низкий тазовый анастомоз».

К сожалению анастомозы (соединения полых органов) в нижней части малого таза, являясь передовой хирургической технологией, подвержены большой частоте несостоятельностей — частичное расхождение шва в области сшивания, по международным данным, происходит в порядка 15% случаев. Поэтому стандартным при такой локализации пораженной прямой кишки является формирование временной протективной (защитной) колостомы.

Временная колостома накладывается на время заживления анастомоза для отведения кишечного содержимого другим путем — кишка выводится через разрез в брюшной стенке для сбора отходящего содержимого в калоприемник.

Наличие даже временной стомы объективно создает дискомфорт для пациента.

Но эти неудобства вполне оправданы: превентивная колостомия защищает от возможных осложнений из-за расхождения швов на “работающем” анастомозе, угрожающих жизни пациента.

Если хирург рекомендует временную стому — прислушайтесь: при правильном выполнении временная колостома обеспечивает большую безопасность всего лечения

Через 1,5-2 месяца выполняется ректоскопия и МРТ малого таза для контроля состояния анастомоза. После его заживления проводится реконструкция нормальной конфигурации кишечника.

В ходе короткой операции выведенная на брюшную стенку тонкая кишка отсекается и соединяется с тем ее сегментом, который ведет к вновь сформированной прямой кишке. Отверстие на брюшной стенке ушивается.

Тонкокишечный анастомоз гораздо надежнее, поэтому вероятность побочных явлений при применении современных техник, материалов и оборудования, значительно ниже.

Лечение рака прямой кишки в МИБС

Выполнение сфинктеросохраняющей операции при раке прямой кишки требует не только применения различных методов терапии, высокой квалификации хирурга, но и оснащенности онкологической клиники оборудованием для лапароскопии и трансанальной эндоскопии, а также применения МРТ с высоким разрешением на этапе планирования хирургического вмешательства.

Именно такое лечение, отвечающее современным международным стандартам, предлагает Отделение хирургии Онкологической клиники МИБС в Санкт-Петербурге. Кроме высококлассной органосохраняющей хирургии, полноценное воздействие на опухоль обеспечивается адъювантным и неоадъювантным лучевым лечением (лучевая терапия) и химиотерапией, также выполняется химиолучевая терапия.

Следует помнить, что в лечении рака прямой кишки своевременное начало терапии не только повышает вероятность полного излечения, но и снижает вероятность инвалидизирующей операции с выводом постоянной колостомы.

Если Вам назначена операция с удалением сфинктера и выведением колостомы, всегда можно получить “второе мнение” в Клинике МИБС относительно возможности проведения радикальной операции с сохранением анатомии и функции заднего прохода

МРТ-оценка результата неоадъювантной химиолучевой терапии у больной раком прямой кишки, дополненная текстурным анализом Т2-ВИ опухоли (клинический случай)

В работе представлен клинический случай использования стратегии активного динамического наблюдения (watch & wait) у 73-летней больной раком нижнеампулярного отдела прямой кишки с хорошим ответом на неоадъювантную химиолучевую терапию.

Читайте также:  Почему у некурящих людей тоже бывает рак легких?

После трёх лет регулярного наблюдения, включающего пальцевое ректальное исследование, ректоскопию и магнитно-резонансную томографию (МРТ), указывавших на отсутствие прогрессирования опухоли, были получены результаты позитронно-эмиссионной томографии с 18F-фтордезоксиглюкозой, совмещённой с компьютерной томографией, выявившей в нижнеампулярном отделе прямой кишки участок гиперметаболической активности (SUVmax 27,1), в связи с чем было принято решение о проведении хирургического лечения. При обсуждении вопроса об объёме операции были учтены данные МРТ, дополненные результатами текстурного анализа Т2-ВИ, подтвердившие отсутствие прогрессирования. Пациентке было проведено органосохраняющее лечение в объёме трансанальной резекции опухоли. Патоморфологическое исследование операционного препарата установило воспалительные изменения в стенке кишки и отсутствие опухоли. Данный случай демонстрирует эффективность стандартного объёма обследования при использовании стратегии watch & wait и возможность использования текстурного анализа Т2-ВИ для повышения надежности МРТ-оценки ответа опухоли на химиолучевую терапию.

Современный стандарт лечения нижнеампулярного рака прямой кишки ― комбинированное лечение с неоадъювантной химиолучевой терапией (НХЛТ) и последующей операцией [1].

Полный или почти полный ответ на НХЛТ, получаемый у ряда пациентов, позволяет избежать агрессивного хирургического лечения и заменить его более щадящим, таким как трансанальная эндоскопическая микрохирургия, или даже полностью отказаться от хирургии в пользу стратегии активного наблюдения (так называемого watch & wait), включающего регулярное пальцевое ректальное исследование, ректоскопию и магнитно-резонансную томографию (МРТ). Однако в случае получения противоречивых клинико-диагностических данных в процессе наблюдения возникает потребность в дополнительных критериях, увеличивающих надёжность диагностики. Такие критерии может обеспечить радиомический анализ диагностических изображений, позволяющий описать структурную гетерогенность опухолевой ткани и её изменение в результате лечения с помощью количественных показателей, полученных в результате компьютерной обработки медицинских изображений [2].

ОПИСАНИЕ СЛУЧАЯ

В клинике МРНЦ имени А.Ф. Цыба (Обнинск) находилась под наблюдением пациентка 73 лет с диагнозом «С20 Рак прямой кишки» по МКБ-10, cT3N0M0, получившая НХЛТ (суммарная очаговая доза 50 Гр + капецитабин) и 4 цикла консолидирующей полихимиотерапии по схеме FOLFOX61. МРТ до начала лечения представлена на рис. 1.

По окончании неоадъювантного лечения совокупность данных контрольного обследования (МРТ малого таза, эндоскопическая картина опухоли и результаты пальцевого ректального исследования) свидетельствовала о наличии у пациентки полного клинического ответа.

По согласованию с пациенткой ей было назначено динамическое наблюдение.

Рис. 1. Магнитно-резонансная томография опухоли нижнеампулярного отдела прямой кишки до начала лечения, mrT3a: a ― Т2-ВИ; b ― диффузионно-взвешенное изображение. Опухоль обведена.

За три года наблюдения МРТ была выполнена 8 раз.

Базовая МР-картина, полученная через 1 мес по окончании НХЛТ, характеризовалась замещением опухоли, располагавшейся по задней полуокружности прямой кишки на расстоянии 4 см от анального края тонким фиброзным рубцом протяжённостью 1,5 см, без признаков ограничения диффузии с увеличением исходного коэффициента (аpparent diffusion coefficient, ADC) до 1,66×10–3 мм2/с. Подозрительных лимфоузлов в мезоректуме и у стенок таза не определялось. Заключение: МР-картина соответствует опухоли нижнеампулярного отдела прямой кишки (ymrT1-0N0), TRG2 (рис. 2). Описанная МР-картина в процессе наблюдения сохранялась без существенной динамики.

Рис. 2. Магнитно-резонансная томография опухоли нижнеампулярного отдела прямой кишки через 1 мес после неоадъювантной химиолучевой терапии, ymrT1-0, TRG2: a ― Т2-ВИ; b ― диффузионно-взвешенные изображения. Опухоль замещена тонким фиброзным рубцом без признаков ограничения диффузии (стрелки).

При колоноскопии через год после лечения патологии толстой кишки не выявлено; в нижнеампулярном отделе прямой кишки ― белёсый звёздчатый рубец около 4,5 см, опухолевая ткань не определялась. Заключение: эндоскопическая картина полного внутрипросветного регресса опухоли прямой кишки на фоне проведённого лечения.

Через 3 года наблюдения в связи с повышением уровня онкомаркеров пациентке выполнена позитронно-эмиссионная томография с 18F-фтордезоксиглюкозой, совмещённая с компьютерной томографией (рис. 3).

По результатам исследования, на уровне нижнеампулярного отдела прямой кишки выявлена опухоль протяжённостью 43 мм (SUVmax2 27,1). На основании результатов этого исследования пациентка была госпитализирована в клинику МРНЦ имени А.Ф.

Цыба для хирургического лечения в объёме лапароскопической брюшно-промежностной экстирпации прямой кишки.

Рис. 3. Позитронно-эмиссионная томография с 18F-фтор-дезоксиглюкозой, совмещённая с компьютерной томографией: a ― позитронно-эмиссионная томография в монорежиме на уровне опухоли (стрелка); b ― компьютерная томография на уровне опухоли (стрелка); c ― трёхмерная реконструкция с очагом гиперфиксации 18F-фтордезоксиглюкозы в нижнеампулярном отделе прямой кишки (стрелка).

При подготовке к хирургическому лечению пациентка была обследована. При пальцевом ректальном исследовании выявлен эластичный подвижный рубец. При колоноскопии в нижнеампулярном отделе прямой кишки сохранялся белёсый звёздчатый рубец протяжённостью около 4,5 см без признаков опухолевой ткани.

Рис. 4. Магнитно-резонансная томография опухоли нижнеампулярного отдела прямой кишки через 3 года после неоадъювантной химиолучевой терапии: a ―Т2-ВИ; b ― сегментирование зоны интереса для текстурного анализа (выделена зелёным цветом).

Очередное МРТ-исследование органов малого таза не выявило отрицательной динамики (рис. 4). Однако, учитывая трудности стандартной МРТ в дифференциации фиброза и опухолевой ткани, было решено провести текстурный анализ Т2-ВИ с помощью компьютерной программы Mazda ver. 4.6.

3 на основе матрицы совместной встречаемости уровней серого / матрицы яркостной зависимости Харалика (Gray-Level Cooccurrence Matrix, GLCM) [3].

Для интерпретации полученных параметров текстурного анализа мы использовали разработанную нами балльную систему оценки [4], согласно которой, если сумма баллов по пяти параметрам текстурного анализа ≥3, то пациент ответил на НХЛТ, если 1,8

1

Сумма — — — 5

В результате обсуждения всех полученных данных мультидисциплинарной командой было принято решение в пользу органосохраняющей операции в объёме трансанальной резекции опухоли.

Под эндотрахеальным наркозом в анальный канал было установлено ректальное зеркало, визуально определено втяжение слизистой оболочки на протяжении 1 см по задней стенке в области внутреннего сфинктера. Острым путём выполнено иссечение образования. Прямая кишка тампонирована салфеткой.

На патоморфологическое исследование направлены фрагмент слизистой ярко-красного цвета размером 2,0×0,4×0,2 см и плотный ярко-красный кусочек стенки 0,4 см в наибольшем измерении.

При морфологическом исследовании двух фрагментов слизистой оболочки, покрытых многослойным плоским неороговевающим эпителием, в подслизистом слое выявлен фиброз стромы с диффузной слабой лимфо-лейкоцитарной и плазмоцитарной инфильтрацией, кровоизлиянием. Опухоли не обнаружено.

ОБСУЖДЕНИЕ

Оценка эффективности НХЛТ имеет большое значение для индивидуализации лечения больных нижнеампулярным раком прямой кишки.

Возможность сохранить сфинктер при хорошем ответе на неоадъювантное лечение существенно улучшает качество жизни пациентов, избавляя их от перманентной колостомы, и снижает риск послеоперационных осложнений.

Читайте также:  Комплексная программа «Здоровье мужчины»

Эндоскопическая диагностика позволяет оценить ответ внутрипросветного компонента опухоли, тогда как задачей МРТ является оценка всей стенки кишки, мезоректальных клетчатки и фасции, статуса региональных лимфоузлов. Как правило, для МРТ-оценки ответа опухоли используют систему TRG.

Однако её точность снижается сложностью дифференциации остаточной опухолевой ткани и фиброза. Решить эту задачу отчасти помогают диффузионно-взвешенные изображения (ДВИ), которые в последнее время дополняют Т2-ВИ.

Благодаря ДВИ появляется возможность различать небольшие области остаточной опухоли на фоне фиброза, что повышает специфичность диагностики до 90%, однако чувствительность при этом остаётся на уровне 64%, в основном из-за ошибочной интерпретации высокого МР-сигнала в нормальной постлучевой стенке кишки как остаточной опухоли [5]. Кроме того, подверженность метода артефактам, включающим яркостные и геометрические искажения, а также ложные изображения, нередко затрудняет интерпретацию ДВИ.

В настоящее время активно развивается радиомический подход к оценке эффективности химиолучевой терапии, в основе которого лежит высокотехнологичное извлечение информации из медицинских изображений, позволяющее количественно охарактеризовать гетерогенность ткани [6].

Существуют различные походы к интерпретации результатов текстурного анализа для оценки эффективности НХЛТ. Так, N. Horvat и соавт.

[7] в ретроспективном исследовании 118 больных раком прямой кишки использовали алгоритм машинного обучения для создания радиомического классификатора параметров текстурного анализа Т2-ВИ высокого разрешения с целью выявления больных раком прямой кишки с полным ответом на НХЛТ.

Радиомическая оценка в этом исследовании значительно превосходила визуальную оценку Т2-ВИ или сочетания Т2-ВИ с ДВИ по общей точности (р=0,02), специфичности и положительной прогностической значимости (p=0,0001), тогда как чувствительность и отрицательная прогностическая значимость достоверно не отличались.

Мы характеризовали параметры текстурного анализа баллами в соответствии с установленными нами точками разделения и направленностью корреляции [4]. Приведённое клиническое наблюдение с проспективным применением предложенной нами системы оценки текстурного анализа показало её эффективность.

Считаем важным подчеркнуть, что анализируемое изображение и изображения при разработке балльной системы были получены с использованием аналогичных параметров FSE-последовательностей (от fast spin echo ― быстрое спин-эхо), но на разных МР-томографах (Ingenia 1.5T, Philips и Symphony 1.5T, Siemens соответственно), что позволяет надеяться на хорошую воспроизводимость параметров текстурного анализа и подтверждает целесообразность дальнейших широкомасштабных исследований в этом направлении.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Радиомический подход с использованием текстурного анализа Т2-ВИ высокого разрешения является перспективным направлением в оценке эффективности НХЛТ у больных местнораспространённым раком прямой кишки и может быть рекомендован для дальнейшего развития, совершенствования методики выполнения, систем оценки параметров текстуры и изучения воспроизводимости результатов.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Источник финансирования. Исследования и публикация статьи осуществлены на личные средства авторского коллектива.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Вклад авторов. Авторы подтверждают соответствие своего авторства международным критериям ICMJE. Наибольший вклад распределён следующим образом: Я.А. Дайнеко ― сбор и обработка материала, анализ полученных данных, написание текста; Т.П.

Березовская ― концепция, анализ полученных данных, написание текста, редактирование; С.А. Мялина ― сбор и обработка материала, написание текста; И.А. Орехов ― сбор и обработка материала, анализ полученных данных; А.А. Невольских ― редактирование.

Все авторы прочли и одобрили финальную версию до публикации.

Согласие пациента. Пациент добровольно подписал информированное согласие на публикацию персональной медицинской информации в обезличенной форме в журнале Digital Diagnostics.

Funding source. This study was not supported by any external sources of funding.

Competing interests. The authors declare that they have no competing interests.

Authors contribution. Ya.A. Dayneko ― collection and processing of the material, analysis of the received data, writing of the text; T.P. Berezovskaya ― concept and design of the study, analysis of the received data, writing of the text, editing; S.A. Myalina ― collection and processing of the material, writing of the text; I.A.

Orekhov ― collection and processing of the material, analysis of the received data; A.A. Nevolskih ― editing.

All authors made a substantial contribution to the conception of the work, acquisition, analysis, interpretation of data for the work, drafting and revising the work, final approval of the version to be published and agree to be accountable for all aspects of the work.

Patients permission. The patient voluntarily signed an informed consent to the publication of personal medical information in depersonalized form in the journal Digital Diagnostics.

1 FOLFOX — режим химиотерапии, применяемый в лечении колоректального рака: (FOL)inicacid, calciumsalt — фолиниевая кислота в виде фолината кальция (лейковорин), (F)luorouracil ― фторурацил, (OX)aliplatin ― оксалиплатин

2 SUV (standardized uptake value) ― стандартизированный уровень накопления радиофармпрепарата

3 A computer software for calculation of texture parameters in digitized images. Available from: http://www.eletel.p.lodz.pl/programy/mazda/

Медицинский радиологический научный центр имени А.Ф. Цыба – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии»

Email: vorobeyana@gmail.com ORCID iD: 0000-0002-4524-0839 SPIN-код: 1841-7759

науч. сотр.

Россия, 249036, Обнинск, ул. Королева, д. 4

Татьяна Павловна Березовская

Медицинский радиологический научный центр имени А.Ф. Цыба – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии»

Автор, ответственный за переписку. Email: berez@mrrc.obninsk.ru ORCID iD: 0000-0002-3549-4499 SPIN-код: 5837-3465

д.м.н., профессор, гл. науч. сотр.

Россия, 249036, Обнинск, ул. Королева, д. 4

Софья Анатольевна Мялина

Медицинский радиологический научный центр имени А.Ф. Цыба – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии»

Email: samyalina@mail.ru ORCID iD: 0000-0001-6686-5419

мл. науч. сотр.

Россия, 249036, Обнинск, ул. Королева, д. 4

Иван Анатольевич Орехов

Медицинский радиологический научный центр имени А.Ф. Цыба – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии»

Email: ivan.orekhov.vgma@gmail.com ORCID iD: 0000-0001-6543-6356 SPIN-код: 6040-8930

мл. науч. сотр.

Россия, 249036, Обнинск, ул. Королева, д. 4

Алексей Алексеевич Невольских

Медицинский радиологический научный центр имени А.Ф. Цыба – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии»

Email: nevol@mrrc.obninsk.ru ORCID iD: 0000-0001-5961-2958 SPIN-код: 3787-6139

д.м.н.

Россия, 249036, Обнинск, ул. Королева, д. 4

  1. Федянин М. Ю., Артамонова Е. В., Барсуков Ю. А. и др. Практические рекомендации по лекарственному лечению рака прямой кишки. Злокачественные опухоли: Практические рекомендации RUSSCO. Российское общество клинической онкологии, 2020. doi: 10.18027/2224-5057-2020-10-3s2-23

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector