Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

– Алина, как вы узнали о своей болезни?

– Началось это в ноябре 2017 года. Я почувствовала, что у меня что-то не то с животом. Сначала была уверена, что это вздутие. Я купила «Эспумизан» и начала сама себя лечить: не все мы любим ходить по врачам. Думала, пропью лекарство и всё пройдет.

А живот всё растёт и растёт. И в какой-то момент он за ночь вырос в два раза! Я просыпаюсь и понимаю, что всё,надо что-то делать, и пошла в поликлинику показаться хирургу.

Мне сказали, что это острый асцит, и отправили на скорой из поликлиники в больницу.

Асцит — это осложнение различных заболеваний. Проявляется накоплением жидкости внутри брюшной полости. Увеличивается объём живота, возникают вторичные нарушения в работе органов брюшной полости. Такое состояние требует неотложной медицинской помощи, особенно при быстром накоплении жидкости.

– Рак обнаружили в больнице?

– В больнице у меня полторы недели искали цирроз печени, пока по их просьбе не приехал какой-то супер-пупер профессор. Он меня посмотрел и сказал: «Да отстаньте вы от девочки, ищите другую причину».

И тут им пришло в голову взять пункцию этой жидкости, а меня отправили на КТ и взяли онкомаркеры, как раз по яичникам. Хотя их гинеколог меня осмотрел и сказал, что всё в порядке.

А у меня уже была четвёртая стадия! Я сначала была очень зла на этого врача, а потом осознала, что он не виноват: он просто не умеет смотреть. У него опыта нет.

  • – Это был молодой врач?
  • – Нет, это был опытный доктор, но одно дело — смотреть какие-то кисты, миомы, а другое дело — рак.
  • – Он совсем не увидел никаких новообразований?

– Кисты у меня были лет с пятнадцати. Мне даже ставили бесплодие, говорили, что нужно долго лечиться, чтобы иметь детей. Слава богу, это оказалась не так: у меня двое прекрасных детей без всякого лечения. Но больше уже не будет, конечно.

У меня ничего никогда не болело. По гинекологии всё было всегда прекрасно, цикл стабильный, к врачу ходила каждые полгода.

Когда пришли маркеры, результаты КТ и пункции жидкости, всё показало, что у меня какие-то атипичные клетки и крупные образования на яичниках.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

– Как Вы попали в НМИЦ им. Блохина?

– Моя сестра пять лет назад прошла там курс лечения от онкологического диагноза, поэтому она созвонилась со своим доктором, и мы стёкла отправили сразу туда, чтобы их перепроверили и поставили точный диагноз.

Я сказала, что лечиться буду только в Блохина и выпросила направление к ним, хотя давать сначала не хотели. Стёкла проверили, меня пригласили оформлять карту.

Так и начался мой путь на Каширке, в хирургическом отделении.

– Там диагноз подтвердился сразу?

– Не сразу. Какое-то время мне не могли поставить окончательный диагноз. Были сомнения, то ли это рак яичников, то ли какой-то редкий-редкий рак брюшины. Настолько были необычные результаты, что мне говорили: «Смотрим по карте — 35 лет, молодая женщина. А рак такой, как будто это какой-то старик, проработавший всю жизнь на стройке».

– Когда уже наступила какая-то ясность?

– Как выяснилось, в первой больнице сделали ошибку. Они «гнали» асцит мочегонными препаратами, а при раке этого ни в коем случае делать нельзя: нужно либо сливать через дырку в животе, либо химиотерапия. Тогда я вышла из больницы с потерей больше 10 кг — было жуткое истощение.

В Блохина первым делом мне спустили немного жидкости, чтобы я могла дышать и есть. Потом в живот установили дренаж, чтобы жидкость сливалась в пакет. Всего с меня слили литров 12.

Каждый пакет отдавали в лабораторию на исследования, и в одном жидкость показала, что у меня всё-таки рак яичников. Меня выписали из отделения хирургии и направили на химиотерапию.

Порядок был: девять еженедельных курсов химии, операция и ещё девять еженедельных химий. Операция была год назад, в мае.

– Как вы перенесли все этапы лечения?

– «Проскакала козой», если можно так выразиться. Я вообще не заметила, как прошла химия до операции и после, как прошла сама операция, чувствовала себя хорошо. И, скажем так, никаких выводов я не сделала из своей болячки. У меня был настрой, что я такая везучая, я такая позитивная — сейчас пролечусь, забуду и пойду дальше по жизни легко и весело.

– Но?..

– Но жизнь любит преподавать уроки. Через 3,5 месяца после окончания лечения у меня случился рецидив. И тут у меня уже выбило почву из-под ног. Это был шок, непринятие. Я не хотела верить. Причём я слышала в больнице истории, что рак яичников очень коварен и любит возвращаться.

Поэтому сейчас я уже не бью себя кулаками в грудь, что я вся такая фартовая. Я, конечно, жутко устала, мне тяжело. Но вот у меня вливание последнее через неделю и, по идее, на этом химиотерапия у меня заканчивается. Остаётся только таргетная противоопухолевая терапия, которая продлится год-полтора.

В зависимости от результатов исследований.

  1. – Вообще, онкологическая история у вас семейная?
  2. – Да, у сестры, у мамы, у бабушек был рак молочной железы.
  3. – Все смогли выздороветь?

– Только мама не смогла. Не пережила рецидив как раз. Бабушка одна до сих пор жива, даже боюсь сказать, сколько ей лет, а другая прожила до 87 лет. Сестра пять лет в ремиссии.

– Но страх у вас всё равно был?

– Хоть рак для нашей семьи не новость, всё равно это новое лечение для меня. В какой-то момент приходит осознание: «Блин, а это смертельно». Был и страх операции. Ещё больше страха было, когда случился рецидив. Я поняла, что надо уже брать ответственность за жизнь в свои руки.

– Вы делали генетические исследования?

– Да, мне сделали генетический тест. Он ничего не показал. Мне порекомендовали сделать расширенный тест, он стоил больше 30 000 рублей. И я стала просто терроризировать своих врачей, спрашивая, зачем. И в итоге раза с шестого я только поняла, для чего мне это надо. Один доктор сказал: «Алин, у тебя уже был рецидив.

Мы не знаем, что будет дальше. И если ты сделаешь генетический анализ, и он подтвердит мутацию, то тебя уже будут лечить другими препаратами, от которых шансов больше». В этот момент я поняла, что да, я готова потратить деньги и сделать этот тест. А в итоге мне вообще его бесплатно сделали. Может, потому что рецидив.

– Расширенный тест делали не зря, он показал какие-то результаты?

– Да, подтвердилась мутация в гене BRCA1. В заключении указано, что такая патогенная мутация ассоциирована с раком яичников. Ещё я, скажем так, теперь на законных основаниях могу удалить себе молочные железы. Чтобы исключить риск рака молочной железы.

Никто не заставляет бежать и удалять их прямо сейчас. Но, учитывая весь семейный анамнез, почему бы не сделать себе любимой с возрастом, ближе к 40 годам, красивую грудь, например? Совместить приятное с полезным. Поэтому потом я, может быть, обращусь в Блохина уже с этим вопросом.

Но это возможно только через 2-3 года ремиссии.

– Уже совсем осознанный подход.

– Да, загадывать далеко не хочу. Но подумать об этом можно.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

– Как родные отреагировали на вашу болезнь? Вы сразу всем рассказали и в первый, и во второй раз?

– Да, я не скрывала этого никогда. Потому что семья — это моя поддержка. Ещё очень сильно поддержали меня друзья. С первого дня, когда у меня «полез» живот, я стала об этом писать в Инстаграм. Мне намного легче самой всё это переживать, когда я этим делюсь.

Я вообще очень долго шла к тому, чтобы делиться. Это, наверное, была самая большая моя жизненная проблема. И иногда мне было проще поделиться где-то в обществе, чем, например, поговорить дома с мужем.

Это был такой мой косяк, момент, который я прорабатывала с психологом.

– Дети знали, что мама болеет?

– Да, дети в курсе. Сыну было шесть лет,когда я рассказала о болезни, дочке четыре года. Тоже были разные стадии: был страх потери, страх, что мама может умереть.

Я говорила им, что вообще умереть может любой и что рак сейчас умеют лечить, и это не приговор. Можно умереть от гриппа или упав откуда-то, или от сосульки с крыши. Я объясняла, что мы смертные.

Я детям всё очень честно рассказывала, что лечение сложное, что мне плохо. Делилась переживаниями и с детьми, и с мужем.

– Почему, как вы считаете, важно делиться своими переживаниями с близкими?

– Я в какой-то момент поняла, что когда я не делюсь, родным в разы тяжелее, чем мне. Я знаю, что со мной происходит, а они нет. Они могут только додумывать, догадываться. А что они там себе надумают? И меня озарило, что не только ведь мне плохо — вся моя семья тоже всё это переживает.

– Среди онкопациентов есть распространённая идея, что рак он не за что-то, а для чего-то. Как вы считаете?

– Рак — это на самом деле не наказание.

Многие сначала думают: за что мне это, почему я? На самом деле, онкология и любые серьёзные заболевания на грани смерти дают потрясающую возможность пересмотреть свою жизнь.

Читайте также:  Саркома легких: что это такое, симптомы, лечение, прогноз

Понять, что мы — здесь и сейчас, всё остальное — мишура. Жизнью надо наслаждаться, и последнее время я стараюсь это делать. Хотя, конечно, бывают и периоды уныния, и катастрофическая жалость к себе.

– У некоторых наравне со страхом смерти бывает страх потерять волосы. Не было у вас такого?

– Мне было очень интересно, какая я буду лысая. Первая мысль была о том, что да, наверное, жалко. Но и был какой-то детский азарт: хотелось попробовать, поэкспериментировать. Когда как не сейчас? Я же сама никогда просто так не пойду стричься налысо, чтобы просто посмотреть, как это будет.

Сначала я пошла и сделала короткую стрижку, немного покайфовала. Потом сам процесс состригания волос был, конечно, эмоциональным: я только-только влюбилась в себя с короткой стрижкой, и с этим было грустно расставаться. Я специально взяла с собой в салон детей, чтобы они видели процесс.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

– Как дети отреагировали?

– Сын был в печали, говорил: «Мам, тебе с волосами гораздо лучше, хочу, чтобы они вернулись». Дочка спокойно на все это отреагировала, даже говорила: «А давай-ка я тоже».

Потом я устроила семейный совет: меня интересовало, готовы ли они меня дома видеть лысой. Сама себе я нравилась, но если бы им какой-то дискомфорт это доставляло, я была готова носить шапочки. Парики я не хотела себе покупать.

Мне сказали: «Нет, не надо. Если тебе так хорошо, комфортно — ходи».

Была шальная идея что-нибудь себе нарисовать, какую-нибудь татуировку сделать, но не успела. Перед операцией волосы начали расти, мы с мужем решили оставить их. И когда вернулась химия после операции, я уже больше не лысела.

Вот сейчас прошла ещё восемь курсов высокодозной химиотерапии и на ней я волосы практически не потеряла: сказалось привыкание, наверное.

В начале у организма всегда шок, потом привыкает потихоньку, и последующие химии проходят без полной потери волос.

– Получается, с одной стороны, печально было потерять волосы, а с другой — такое поле для экспериментов.

– Это возможность. Я сделала себе татуаж бровей, подводила ярко глаза, постоянно носила какие-то оригинальные серьги, красила ярко губы — в общем, чувствовала себя звездой. На меня оборачивались, смотрели, я подмигивала детям. Это был интересный период, когда я была без волос.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

– Вы присоединились к каким-либо пациентским сообществам?

– Да, я вступила в команду «Равное консультирование в онкологии». Я учусь сейчас на равного консультанта, прошла первую ступень: подключаюсь к уже готовым командам, езжу на встречи с окнобольными. Сейчас наберусь немного опыта и пойду на вторую ступень, где уже получу сертификат равного консультанта.

«Равное консультирование в онкологии» — проект в рамках благотворительной программы «Женское здоровье». Консультантами становятся вчерашние пациенты. Обучение состоит из семинаров, наработки практических навыков, пробных консультаций. По завершении курса участники получают сертификат равного консультанта. Первый выпуск сертифицированных равных консультантов состоялся в 2018 году.

– Какие впечатления от прохождения курсов?

– Это потрясающий проект. Равные консультанты – это люди, которые прошли свой путь в онкологии и помогают тем, кто только с этим столкнулся. Оказывают психологическую поддержку. Во всё, что касается медицины, мы не лезем — лечением занимается врач. Мы можем взять за руку и помочь пройти этот путь или определённый этап.

Мы можем посоветовать, куда обратиться, куда пойти, как оформить пенсию, рассказать о правах. Многие не знают всего этого, а у нас уже есть опыт, знания, которыми мы готовы делиться. Полностью всю себя отдавать этому, наверное, не стоит, потому что быстро перегоришь. Но поддерживать людей периодически для меня очень важно.

Мне стало очень важно делиться и поддерживать чем могу — эмоциями, позитивом, своей историей: возможно, из неё люди возьмут что-то для себя.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

– Вы целенаправленно искали какую-то программу, чтобы присоединиться к ней?

– Нет, но у меня была в голове мысль, что это именно моё направление — работа с онкобольными. Раз я через это прохожу, то этим я и могу делиться, у меня нет страха говорить на эту тему и с детьми, и со взрослыми. А у многих есть этот страх, кто-то, например, даже слово «рак» боится произносить.

Сейчас существует много подобных программ и подключиться к одной из них я и хотела. Случайно в ленте увидела рекламный пост о равных консультантах, немного почитала, поняла, что это моё, и подала заявку. И несмотря на то, что там большими буквами было написано, что рассматриваются кандидаты в ремиссии, меня всё равно пригласили.

Свой рецидив я не скрывала.

– Сложно было пройти отбор?

– Было очень много заявок, отобрали всего 13 человек. Была огромная анкета: я, наверное, часа два её заполняла. Куча вопросов, причём вопросы были одни и те же, но под «разным соусом». Очень много открытых вопросов, где нужно было дать развёрнутый ответ.

– Что, на ваш взгляд, самое важное в работе равного консультанта?

– Это работа с людьми, и не простыми людьми, а с онкобольными. Есть жёсткие требования, например, соблюдение границ — своих и клиента. Мы не говорим «пациент».

Самое главное — избегать, чтобы клиент перекладывал ответственность на консультанта. Он должен сам нести ответственность за своё здоровье. Мы можем помочь дойти до этого уровня. Для меня равным консультантом стала моя сестра.

Она за меня много бегала, узнавала, разговаривала с врачами.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

– Оглядываясь назад, уже с полученным опытом, вы можете назвать какие-то моменты в состоянии здоровья, на которые стоило обратить внимание, какие-то тревожные звоночки?

– Ничего такого не было. Цикл у меня был чёткий, ничего не предвещало. У гинеколога проверялась постоянно, каждые полгода. Регулярно наблюдала доброкачественное образование в груди. Я сейчас много читаю на эту тему, смотрю интервью — все говорят о ранней диагностике. Может быть, с грудью это действительно проще.

С маткой, шейкой матки, наверное, тоже. В идеале, конечно, каждый год надо проходить диспансеризацию. Но это столько времени и сил отнимает, что мало кто действительно это делает. У меня, у сестры и мамы за полгода развилась опухоль размером с куриное яйцо.

Ты вроде и проверялся полгода назад, а приходишь — и на тебе!

– Что рак изменил в ваших взглядах на жизнь?

– Для меня очень важна семья, семейные ценности. Это даже произошло до рака, когда я узнала, что у меня фиброаденома в груди. Я тогда думала, что это первый шаг к раку груди.

Я испугалась, что я иду по пути сестры и мамы и начала по-другому смотреть на эту жизнь. Поняла, что если ты хочешь что-то получить, надо отдавать. У меня уже была семья, двое детей.

Я стала менять себя, больше доверять своему мужу, меньше делать всё сама. Где-то больше советоваться, а что-то просто перекинула на него.

Мы сами отвечаем за свою жизнь: либо что-то выбираем, либо не выбираем. И если мы что-то выбрали, то должны делать всё для этого. Если мы что-то не хотим выбирать, то мы найдём миллион отмазок, почему мы этого сделать не можем. Нужно делать осознанный выбор. Это во всех стезях нашей жизни. И в здоровье тоже.

Авторы:

Портал 7ya.ru: «Рак яичников: симптомы и лечение. 6 вопросов онкологу»

Смертность от рака яичников стоит на 8-м месте среди причин смертности женщин от онкологических заболеваний. Из-за отсутствия свойственных только этому заболеванию симптомов, рак яичников до сих пор диагностируют довольно поздно.

Что может современная медицина, с ее генетическими исследованиями и новыми препаратами, а что зависит от самих женщин, рассказывает Светлана Викторовна Хохлова, д.м.н., старший научный сотрудник отделения химиотерапии РОНЦ им. Н.Н. Блохина.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

Почему большинство случаев рака яичников у женщин приходится на возраст после 50 лет? Как связан рак яичников с отсутствием беременности и грудного вскармливания? С раком груди?

На сегодняшний день выделяют несколько факторов, которые повышают риск развития рака яичников: гормональный, генетический, алиментарные факторы, к которым относится экология и питание, и социальные факторы.

Многочисленные эпидемиологические исследования показывают влияние гормональных факторов в группах пациенток, у которых либо раньше начиналась менструация, либо поздно наступала менопауза.

Прямой связи с гормональными нарушениями в организме в этих исследованиях не наблюдалось. Однако установлено, что повышенное количество эстрогенов, во-первых, участвует в развитии рака молочной железы, а во-вторых, может повысить риск развития рака яичников.

Эти гормональные нарушения связаны, в основном, с процессами овуляции. При выходе яйцеклетки из яичника в каждом менструальном цикле происходит незначительное повреждение коркового слоя яичника.

Эти повреждения эпителия накапливаются и могут приводить к перерождению эпителия в рак, поэтому женщины в возрасте после 40 лет и попадают в группу риска.

Также приводить к перерождению ткани в рак могут воспалительные процессы, кисты яичников, эндометриоз.

Напротив, беременность и грудное вскармливание уменьшают количество овуляций в жизни женщины, с чем и связано предположение, что материнство снижает риск развития онкологии.

Это подтверждает статистика: установлено, что в странах с низкой рождаемостью (а это, как правило, развитые страны) рак яичников встречается чаще.

В развивающихся странах с высокой рождаемостью риск развития рака яичников намного ниже.

Сейчас проверяются гипотезы о том, насколько повышают риск развития рака препараты, стимулирующие работу яичников, например, эстрогены. В то же время, имеются данные, что контрацептивы с эстрогенами и прогестинами уменьшают риск развития данного заболевания.

Читайте также:  Рак печени: лечение, стадии, симптомы опухоли

Что такое гены BRCA и как они связаны с раком яичников и раком груди? Надо ли носителям мутировавших генов на всякий случай удалять яичники, как Анджелина Джоли удалила грудь?

Наиболее важным фактором развития рака яичников последние годы считают генетический. Всевозможные повреждения ДНК происходят в организме каждую секунду и могут приводить к развитию опухоли.

Однако выявлены определенные гены-супрессоры, которые блокируют опухолевый рост.

К таким генам, которые участвуют в восстановлении ДНК и сдерживают развитие опухолевого процесса, как раз и относятся BRCA1 и BRCA2.

Если же в этих генах имеются мутации, то механизм, который восстанавливает поврежденные ДНК, не работает, количество мутаций в ДНК накапливается и развивается злокачественная опухоль. По имеющейся статистике, к 70 годам у 44% носителей мутированного гена развивается злокачественная опухоль яичников. А частота мутации гена BRCA среди больных раком яичников превышает 15%.

Генетические мутации BRCA1/2 наследуемы и часто встречаются в семьях, где кто-то болел или болеет раковым заболеванием.

Не обязательно раком яичников или молочной железы — сейчас уже есть данные, что меланома, рак поджелудочной железы и ряд других опухолевых заболеваний в семьях также влияют на предрасположенность к развитию рака яичников. Поэтому члены таких семей должны быть на особом учете и проходить обследования.

Что касается таких решительных мер, как профилактическое удаление яичников и молочных желез, то исследования действительно показывают значительное снижение риска развития опухоли в этих случаях. Однако в нашей стране юридически данные виды операции не разрешены.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

Какие есть способы ранней диагностики рака яичников? Диагностируется ли он на УЗИ?

К сожалению, скрининг для рака яичников не показал свою значимость. Ни УЗИ, ни определенные маркеры не показывают на ранних этапах данную патологию. С помощью ультразвукового исследования можно увидеть кисты, опухолевые изменения, и если есть подозрения на злокачественную опухоль, то пациентку обязательно нужно направить к онкологу и сделать анализ крови на маркер CA125.

Так что на сегодняшний день раннюю диагностику ракового заболевания может обеспечить онконастороженность самих женщин.

Действительно ли симптомы рака яичников могут напоминать расстройство желудка? Если женщина пойдет с болью в животе к гастроэнтерологу, он заподозрит неладное?

Рак яичников имеет имплантационный характер прогрессирования: метастазирование идет по серозной оболочке кишечника, желудка, печени, также появляется жидкость в брюшной полости. Поэтому часто пациентка жалуется на расстройство желудка, боли в эпигастральной области, в правом подреберье. Такие симптомы, как увеличение живота и запоры, появляются уже на 3-4-й стадии рака.

Проблема своевременной постановки диагноза заключается в отсутствии уникальных симптомов. Даже в Москве, где медицина на достаточно высоком уровне, с момента появления у женщины жалоб до первого визита к онкологу проходит от 4 месяцев до полутора лет.

Все это время она может проходить обследования по месту жительства у терапевта, но правильный диагноз установлен не будет. 80% пациенток попадают к онкологу уже на 3-4-й стадии рака яичников.

Единственный путь, который может изменить скорбную ситуацию — это информирование и обучение медицинских работников первичного звена.

КЛИМАКС В РАЗГАРЕ. КОГДА МОЖНО ВЗДОХНУТЬ СПОКОЙНО?С Момента последней менструации прошел год, а неприятные симптомы климакса все дают о себе знать?

Но климакс – это вовсе не приговор красоте и здоровью! Многие женщины в 50 лет чувствуют себя лучше 30-летних, а элегантность некоторых дам…Узнать больше…SlickJump®Есть противопоказания. Посоветуйтесь с врачом.

Если опухоль обнаружена, то операция обязательна? Существуют ли варианты лекарственной терапии?

Да, основным методом лечения рака яичников является, конечно, оперативное: удаление первичной опухоли, большого сальника, всех видимых опухолевых изменений в брюшной полости.

Вне зависимости от стадии заболевания после операции пациенты проходят химиотерапию. Обойтись без химиотерапии можно только на очень ранней стадии, но из-за сложности обнаружения заболевания таких случаев мало. Часто во время операции оказывается, что стадия рака гораздо больше, чем предполагалось по данным обследования.

За многие годы большое количество всевозможных таргетных (или целевых) препаратов изучалось при раке яичников, но на сегодня из этой группы только один препарат зарегистрирован для лечения данной патологии.

С увеличением наших познаний в биологии рака ученые обнаружили, что в опухолевых клетках с мутацией гена BRCA ряд механизмов восстановления ДНК выключены. Для пациенток — носителей данных мутаций разработали препараты, которые блокируют другие механизмы восстановления ДНК, ДНК не восстанавливается, и опухолевая клетка погибает.

Это так называемые PARP-ингибиторы.

Практическое применения этих препаратов показало преимущество использования их в поддерживающем режиме у пациенток с рецидивом рака яичников с мутацией гена BRCA1/2, у которых удалось достичь полного или частичного ответа на химиотерапию с применением препаратов платины. Такие препараты выводят лечение пациенток, страдающих раком яичников, на качественно новый уровень и улучшают их выживаемость.

Иммунотерапия — новое модное на сегодня направление, которое при раке яичников только изучается. Иммунная система человека очень сложная, и, к примеру, сейчас уже установлено, что рак «прячется» от иммунного ответа организма.

В последние годы активно изучается группа препаратов — ингибиторов контрольных точек (checkpoint-ингибиторы), которые делают опухоль «видимой» для собственной иммунной системы, и уже сам организм человека подключается к уничтожению рака.

Ингибиторы контрольных точек уже зарегистрированы в лечении меланомы и рака легкого, и нам остается лишь держать руку на пульсе современных медицинских исследований и ожидать выхода новых инновационных препаратов.

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

Можно ли сформулировать порядок действий для профилактики рака яичников — в каком возрасте какие обследования проходить женщине?

Профилактика рака яичников связана с уже упомянутыми факторами риска: правильное питание, своевременное лечение воспалительных процессов, обследование и лечение кист, лечение эндометриоза и других предраковых заболеваний.

Те, у кого выявлена генетическая мутация, встают на учет к генетику и проходят специальную скрининговую диагностику с раннего возраста.

Мутация BRCA1/2 может проявляться и в виде рака молочной железы, и виде рака яичников, поэтому женщины группы риска должны проходить осмотр у гинеколога и маммолога регулярно с 25 лет.

С 25-30 лет раз в год необходимо делать МРТ молочных желез и маммографию, с 35 лет — УЗИ яичников, малого таза и брюшной полости, а также анализ крови на определение маркера CA125.

Главным помощником женщины может быть ее собственная информированность и онконастороженность. Рекомендую каждой женщине после 30-35 лет регулярно проходить осмотр у гинеколога и проверять молочные железы.

Рак яичников: специфика развития и способы лечения

Рак яичников – это злокачественная опухоль в яичниках. Данный вид патологии по распространённости уступает место лишь раку шейки матки.

Общая характеристика болезни

Яичники – это парные половые железы, которые играют важнейшую роль в деятельности всей репродуктивной системы. Они отвечают за выработку стероидных гормонов (эстроген, андроген, прогестин) и выполняют эндокринную функцию. Также в них развиваются и созревают яйцеклетки.

Патология часто протекает в скрытой форме до тех пор, пока в процесс не вовлекаются другие органы, поэтому обнаружение заболевания на 1 или 2 стадии происходит только в 30% случаев. Опухоли половых желез делятся на:

  • доброкачественные – составляют порядка 10% образований;
  • злокачественные – диагностируются у 90 человек из 100.

В особую группу риска входят женщины от 55 до 70 лет. Онкология у пациенток молодого возраста обычно указывает на наследственный фактор.

Приём оральных контрацептивов снижает вероятность развития опухоли минимум в 2 раза.

Причины

Помимо генетической предрасположенности, ещё одним ключевым провоцирующим фактором выступает нарушение гормонального фона.

В ходе многочисленных исследований было установлено, что нерожавшие и бесплодные женщины заболевают гораздо чаще, чем те, у кого есть дети. Такой феномен обусловлен безостановочным овуляторным циклом без прерывания на период беременности.

Постоянная гормональная стимуляция приводит к истончению, повреждению тканей и созданию подходящих условий для формирования опухоли.

Основными причинами рака яичников считают:

  • бесконтрольное применение оральных контрацептивных средств;
  • поздние первые роды;
  • аборты, выкидыши;
  • хронические заболевания придатков, сопровождающиеся воспалительным процессом;
  • кисты и доброкачественные опухоли, оставленные без лечения;
  • раннее половое созревание или позднее начало климакса.

Одной из самых распространённых причин онкологии является избыточная масса тела. Процент выживаемости среди таких пациенток значительно меньше, чем среди женщин с нормальным весом. Нездоровое питание с чрезмерным потреблением животных жиров, алкогольная и табачная зависимости увеличивают вероятность развития рака. Подобное влияние оказывает и радиационное воздействие.

Онкология яичников может возникнуть на фоне опухоли молочной железы. Гипертония, атеросклероз, сахарный диабет также относятся к факторам риска, т.к. все эти болезни вызывают повышение уровня андрогенов и гормональный сбой.

Виды опухолевого процесса

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

Универсальной тактики лечения для всех видов рака не существует, потому терапия подбирается исходя из особенностей его формы и типа. По характеру возникновения различают следующие виды:

  1. Первичный – поражает оба яичника бугристыми новообразованиями плотной структуры. Формируется самостоятельно под воздействием внешних или внутренних факторов.
  2. Вторичный – является результатом перерождения доброкачественной опухоли в злокачественную (тека-клеточные, герминогенные образования, кисты).
  3. Метастатический – развивается вследствие метастазирования опухоли, расположенной в другом органе. Раковые клетки транспортируются к половым железам с током крови или через лимфатическую систему.

Онкологические поражения половых органов, желудочно-кишечного тракта, молочной железы и лимфоидной ткани чаще других становятся причиной метастатической формы.

Половые железы формируются из трёх основных видов тканей: эпителиальные клетки покрывают яичники, стромальные отвечают за выработку прогестина и эстрогена, а герминативные производят яйцеклетки. В зависимости от того, какие из них переродились в атипичные, рак классифицируется на:

  • эпителиальный;
  • стромальный;
  • герминативный.
Читайте также:  Рак прямой кишки: код по мкб 10 и его место в классификации

Стадии онкологии яичников

Определение стадии рака яичников является первоочередной задачей для постановки точного диагноза и выбора метода терапии:

1 стадия

На начальной стадии опухолевый процесс локализуется в одном или двух яичниках и не выходит за их пределы. Овариальная капсула остаётся неповреждённой.

По мере роста образования капсула разрывается, и в брюшной полости собирается жидкость, содержащая раковые клетки. Прогноз при 1 стадии наиболее благоприятный. Выживаемость в течение 5 лет составляет до 95%.

При правильно подобранной терапии есть шанс добиться полного выздоровления или устойчивой ремиссии.

2 стадия

Происходит перемещение раковых клеток на соседние органы. Злокачественный процесс задевает матку, затем распространяется в область таза. Более половины пациенток с таким диагнозом успешно проходят лечение и при соблюдении определённых профилактических мер живут достаточно долго.

3 стадия

Типичным симптомом 3 стадии рака яичников выступает асцит – скопление свободной жидкости в брюшной полости. При запущенных состояниях её объём может достигать 25 литров.

С подобной клинической картиной лишь около 25% пациенток сохраняют жизнь на протяжении 5 лет.

Если выпота нет, но опухоль стремительно растёт и распространяется на перитонеальные абдоминальные поверхности с первыми признаками метастазирования, врачи также констатируют 3 стадию рака.

4 стадия

Последняя и самая тяжёлая форма. Раковые клетки проникают во все близлежащие и отдалённые органы, ткани, лимфатические узлы. Велика вероятность поражения лёгких и печени. Прогноз в данном случае крайне неблагоприятный. При активном скоплении жидкости в брюшине не более 2% выживают в течение следующих 5 лет. Даже если жидкость отсутствует, всего у 10% больных наступает ремиссия.

Признаки заболевания

Рак яичников: вся правда о болезни, от симптомов до лечения

Клиническая картина рака схожа с проявлениями других заболеваний. Поздняя диагностика злокачественных опухолей отчасти связана с тем, что из-за современного ритма жизни женщины часто отдают предпочтение самолечению. При обнаружении любого из нижеперечисленных симптомов, нужно в кратчайшие сроки обратиться в медицинское учреждение:

  • чувство переедания после приёма небольшой порции пищи, вздутие живота;
  • боли в районе таза, поясничном отделе или внизу живота, которые не купируются обезболивающими препаратами;
  • частые позывы к мочеиспусканию;
  • острая болезненность при половом акте;
  • снижение аппетита, резкое изменение массы тела;
  • хроническая усталость, апатия;
  • нарушения в работе желудочно-кишечного тракта.

Симптомы рака яичников приобретают наиболее выраженный характер по мере разрастания опухоли и распространения патологических клеток в другие органы. По причине гормонального дисбаланса кровотечения иногда случаются во время климакса.

Если женщина ещё не вступила в период менопаузы, рак может спровоцировать кровянистые выделения в середине цикла. Для поздних стадий свойственно проявление признаков сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности, анемии, крайнего истощения организма.

Если опухоль имеет кистозное происхождение, не исключены её нагноение и разрыв. Тогда содержимое попадает в полость брюшины и провоцирует перитонит.

Из-за сильного истощения, вызванного нарушением работы кишечника, может наступить летальный исход.

Методы качественной диагностики

При подозрении на онкологию требуется выполнить дифференциальную диагностику с такими патологиями, как: миома матки, эндометриоз, дивертикулит, киста, внематочная беременность, доброкачественная опухоль.

В первую очередь, проводится общее и гинекологическое обследование. На поздних этапах болезни обнаруживаются неподвижное образование округлой формы в области придатков, плевральный выпот, увеличение живота, одышка.

На ранних этапах симптомы выражаются слабо или вовсе отсутствуют.

К дополнительным методам диагностики относятся:

  1. Трансвагинальное и трансабдоминальное УЗИ – информативный способ обследования органов малого таза и брюшной полости.
  2. Компьютерная томография (КТ) – определяет точное местонахождение очага, его величину, признаки метастазирования, а также даёт возможность проанализировать состояние лимфатических узлов.
  3. Магнитно-резонансная томография (МРТ) – основана на том же принципе, что и предыдущий метод, но отличается природой волн (МРТ – электромагнитные лучи, КТ – рентгеновские).
  4. Гистологическое исследование опухолевой ткани – выявляет не только злокачественную природу новообразования, но и конкретную разновидность.
  5. Лапароскопия – представляет собой введение лапароскопа через небольшой разрез в брюшине, что позволяет детальнее обследовать органы.
  6. Рентген – помогает обнаружить метастазы в других органах и тканях.

При поражении раковыми клетками других органов на усмотрение врача назначаются: колоноскопия, фиброгастродуоденоскопия, цистоскопия, почечные и печёночные анализы крови.

В ходе лечения пациентка должна регулярно сдавать кровь на определение уровня лактатдегидрогеназы, хорионического гонадотропина, альфа-фетопротеина, онкомаркера – антигена СА-125.

До начала терапии их значение малоинформативно.

Особенности лечения

Существует 2 эффективных способа лечения рака яичников: оперативное вмешательство и химиотерапия. При отсутствии поражения брюшины и других органов проводится резекция матки, придатков и сальника.

Это радикальный, но оправданный метод, который сводит риск рецидива к минимуму.

Если поражён только один яичник и необходимо сохранить репродуктивную функцию, удаляется часть половой железы с обязательным забором биопсийного материала со второго органа.

Удаление большой части образования со всеми метастатическими очагами обязательно при тяжёлых формах. Чем больше атипичных клеток будет устранено, тем выше шансы на улучшение качества и увеличение продолжительности жизни.

На 4 стадии операция проводится редко, так как лечение в данном случае будет неэффективно. Для уменьшения выраженности симптомов назначаются противоопухолевые препараты.

Химиотерапия предполагает системное применение:

  • «Циклофосфамида»;
  • «Паклитаксела»;
  • «Карбоплатина».

Эти средства вводятся в течение одного дня. Повторное применение лекарств осуществляется не ранее чем через 3 недели. Для достижения нужного результата требуется пройти 6 курсов. Более половины пациенток после окончания лечения живут 12-18 месяцев без рецидивов. Препараты имеют массу побочных эффектов. Дозировка высчитывается с учётом тяжести болезни, возраста и общего состояния женщины.

Прогноз и профилактика

Добиться полноценного выздоровления при подтверждении диагноза возможно только на 1 стадии болезни.

После успешного лечения на 2 стадии реально достигнуть устойчивой ремиссии, но в остальных случаях прогноз считается неблагоприятным.

При раке яичников 4 стадии продолжительность жизни составляет от нескольких месяцев до 5 лет (это зависит от общей клинической картины и особенностей организма).

Профилактика онкологии не специфична:

  • качественное лечение гинекологических заболеваний, в том числе бесплодия;
  • предупреждение непрерывного овуляторного цикла – беременность;
  • соблюдение рекомендаций касательно использования оральных контрацептивов;
  • отказ от абортов.

Сбалансированное питание, ограниченное потребление животных жиров и борьба с вредными привычками помогут предотвратить развитие множества болезней. Активный образ жизни, профилактические обследования и своевременная реакция на появление тревожных симптомов – залог хорошего здоровья и долголетия.

«Снова буду ходить лысой»: Как я живу с раком яичника

За время болезни я успела получить два образования: искусствоведческое и дизайнерское, второе — в школе-студии «Детали», входящей в пятёрку самых сильных в мире. Это давно было моей мечтой, и поначалу я её откладывала — первое время после диагноза планировала что-то максимум на месяц вперёд.

Но всё же пошла и отучилась, защитилась одной из лучших, а теперь мы метим на публикацию в AD. Когда я думаю о своей жизни, то понимаю, что не отказалась бы от всего, что со мной произошло. Как бы ни было страшно и тяжело, я всё оцениваю позитивно. Глубина и качество жизни, переосмысление, люди, которых я узнала, — всё стало более качественным.

Это такое испытание, когда не знаешь, сколько тебе отпущено, но всегда нужно надеяться на лучшее. 

Сейчас рак яичника считается неизлечимым хроническим заболеванием; скорее всего, оно будет возвращаться, и мне снова придётся бороться, но меня это не пугает. Иногда я вспоминаю, как мне хотелось новых впечатлений и новых знаний, и говорю «бойтесь своих желаний» — после диагноза впечатлений стало хоть отбавляй.

И ещё шучу, что когда-то хотела сделать «химию» — правда, думала о химической завивке, а получила химиотерапию. Иногда бывает очень тяжело; из-за удаления яичников у меня наступила хирургическая менопауза, а с ней и подавленность. Стала принимать гормональную заместительную терапию — развился токсический гепатит. После этого я перешла на местный гормональный препарат.

Всегда можно что-то сделать, даже когда кажется, что ничего не осталось. 

Многие знакомые и приятели хотят поучаствовать, чем-то помочь — мне советовали биоэнергетиков, белых магов, починку биополей, бесконечные примочки, диеты, гречку с водой и втирание соли в волосы. Но я за доказательную медицину.

Существуют протоколы лечения, они включают оптимальную операцию и золотой стандарт химиотерапии. Наверное, если человек лечится по стандарту, то пусть, если хочет, сидит на диетах и чинит биополе, лишь бы не заменял этим нормальное лечение.

Многие теряют драгоценное время, а те, кто советует такие «методы», просто преступники. Люди, которые общались с врачом Стива Джобса, рассказывали мне, что он должен был приехать на операцию, а не ехать в Тибет.

То же самое произошло с Абдуловым — он поехал в Тыву к какому-то шаману, а вернулся уже с опухолью, не подлежавшей операции. 

К сожалению, хорошей доступной информации о лечении рака очень мало, и это заставляет людей ещё сильнее бояться. Кто-то закрывает глаза на свой диагноз, делает вид, что его нет, и не начинает лечиться.

Если вам поставили онкологический диагноз — не паникуйте и не опускайте руки, начинайте лечить своё заболевание, как любое другое. Если вам кажется, что опасные болезни возникают только у других, но вас не коснутся — всё же задумайтесь о регулярных медицинских скринингах.

Очень важно просвещать людей, давать доступ к информации — даже мне сейчас многие говорят, что стоит написать книгу, но не знаю, как выбрать для этого время. За неделю после получения диагноза я нашла всё, что есть в мире по этой теме, включая какие-то новейшие диссертации.

Мне интересно жить, меня многое ждёт впереди, у меня много планов — зовут, кстати, преподавать в школу «Детали», которую я окончила. Я буду и дальше полноценно жить, любить, узнавать новое. Всё будет круто.  

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector